Орсон Скотт Кард - Игра Эндера. Книга эндера


Орсон Скотт Кард «Игра Эндера»

Книга очень НЕ ПОНРАВИЛАСЬ. Хотя у неё имеются явные достоинства, иначе, несмотря на крайний примитивизм, у книги не было бы столько поклонников.

Это очень американская книга, написанная средним американцем и рассчитанная на среднего американца с «гуманитарным» складом ума.

Автор не то чтобы не очень умён, а совсем не умён. Не то чтобы не очень образован, а совсем не образован. Не то, чтобы не очень знает, о чём пишет, а совсем не разбирается ни в детской психологии, ни в вопросах интеллекта, ни в науке, ни в технологиях, ни в политике, ни в военном деле. С логикой и критическим мышлением у него не просто плохо — они вообще отсутствуют как явление. Автор не только не является гуманистом, а пропагандирует геноцид в качестве абсолютно обязательной превентивной меры — с обязательными «гуманистическими» моральными страданиями после этого.

И, тем не менее, книга многим нравится — потому что автор талантливый и искренний.

Именно с такой искренностью в средние века сжигали «ведьм» на медленном огне — чтобы они, мучаясь, избавились от скверны. Чтобы душу спасти — ради самих «ведьм» старались, гуманисты. А те, мерзкие, почему-то не ценили. Вот и я почему-то не ценю этот «гуманизм» автора.

Именно с такой искренностью автор осуждает Гегемонию («Варшавский договор»), состоящую из «рабов-славян», и ... одобряет американское тоталитарное государство, вживляющее трёхлетним детям в тело мониторы наблюдения и отбирающее у родителей детей без их согласия и без права свиданий. Убийства, происходящие в воспитательных целях, чтобы выработать у мальчика твёрдость и самостоятельность, автор тоже одобряет, хотя и осуждает. Впрочем, как я уже говорил: где автор, а где логика...

Все взрослые в романе очень хорошие и очень ответственные, хотя и не такие умные, как Эндер и другие дети. Родители Эндера его очень любят, и поэтому стараются сразу о нём забыть. А позиция военных твёрдая, решительная: Эндера, на которого вся надежда, нельзя защищать от нападения шпаны, а то он и с жукерами не справится. Он должен научиться убивать своих врагов, не зная о том, что их убивает. Потренироваться перед тем, как будет убивать жукеров, не зная, что их убивает. Ведь ГГ такой добрый, с такой ранимой психикой.

А начальник школы подготовки детей очень хорошо их готовит к будущим космическим сражениям. Они сражаются не на космических тренажёрах, нет — так ведь и вовсе без Эндера можно выиграть войну. Они в скафандрах в специальном зале, где поддерживается невесомость, прыгают ногами вперёд, и стреляют друг в друга из замораживающих скафандр пистолетов. Вперёд ногами — это очень важно для будущей победы над жукерами, это Эндер придумал. А ещё можно леской за луч звезды уцепиться, чтобы неожиданно изменить направление полёта. Это Боб придумал, он ещё умнее, чем Эндер, а ведь Эндер очень умный — самый умный в мире. Звёзды в зале в пустоте закреплены, чтобы детей к звёздным войнам с жукерами подготовить (ну, за пустоту закреплены — и что? В космосе-то звёзды за что-то закреплены, наверное, иначе бы они упали). А детей с помощью такой игры очень хорошо готовят, эта игра блестяще себя оправдала — ни одного подходящего командира с её помощью до того не удалось подготовить. Поэтому военные и руководители Земли поддерживают такую подготовку к войне с жукерами. И ждут, когда в игру вступит Эндер, ведь на него вся надежда.

С политикой всё очень прогрессивно: автор одобряет объединение американского тоталитарного государства с тоталитарной Гегемонией — но при одном условии, чтобы этим объединённым государством правил американец, маньяк-садист, маньяк-убийца — брат главного героя.

Главный герой, как выясняется, тоже маньяк-убийца — но только в глубине души. И его нежная, кроткая сестра — тоже. Но только очень в глубине. И то, что ГГ в душе убийца, по мнению автора очень хорошо, так как позволяет победить в войне и спасти человечество (которому, правда, ничего не угрожало). А его старшему брату-садисту вместе с сестрой, очень скрытой садистке и убийце, но очень нежной и любящей — спасти человечество от войны между США и Гегемонией и захватить Гегемонию. Да, забыл сказать — все трое детей по словам автора очень-очень умные. Автор не знает, что такое IQ, и даже слов таких не знает. Так что дети просто самые умные на Земле. Наверное, даже умнее автора. Ведь автор не читатель, автор писатель!

В общем, пытки и убийства — это очень хорошо, поскольку позволяют совершить подвиг на пользу Америке. Но обязательны переживания, ведь садизм и жажда убийства — это нехорошо. И геноцид жукеров в превентивных целях — это очень хорошо, но потом надо из-за этого переживать и стать святым. Герои про жукеров ничего не знают, и вообще про них в романе никакой информации нет — но они очень плохие, потому что они жукеры. И жукеры два раза на Землю нападали. Свидетельств этого, правда, не сохранилось, только трупы жукеров. Но жукеры, как уже было сказано — очень плохие и угрожают человечеству. Поэтому их всех до одного надо уничтожить. Эндер жукеров ненавидит и очень любит. Потому что они умные и добрые. А они его заранее простили за то, что он их всех уничтожит, потому что они добрые. И после того, как жукеры простили Эндера, но он об этом не знал, они с ним изо всех сил сражались, потому что они жукеры, и их надо уничтожить.

Книгу стоит прочитать исключительно для того, чтобы понять менталитет американцев. Чтобы понять, что они из самых гуманных соображений будут готовы нанести в превентивных целях абсолютно разрушительный удар по любой стране, если только будут знать, что ответного удара не будет. И готовы оправдать из самых гуманных соображений пытки, убийства, геноцид. При этом очень хорошо относясь к тем, кого по их решению пытают и убивают, и оказывая им гуманитарную помощь. Я совсем не антиамериканист, просто у каждой нации имеются свои особенности. Их надо знать для того, чтобы не ошибаться и не разочаровываться в случаях, когда ты от людей ожидал одного, а они поступают совсем по-другому. Реальный мир многомерен, он гораздо сложнее примитивного мира «Игры Эндера». Но некоторые национальные черты американцев автором «Игры Эндера» переданы очень точно.

Ну, а о многочисленных глупостях и нелепостях, составляющих суть романа, можно прочитать в предыдущих отзывах с оценкой 6 баллов и ниже, там они достаточно подробно перечислены.

fantlab.ru

Орсон Скотт Кард - Игра Эндера

Орсон Скотт Кард

Игра Эндера

Джефри, который заставляет меня помнить, как юны и как стары могут быть дети

ENDER’S GAME

by Orson Scott Card

Copyright © 1977, 1985, 1991 by Orson Scott Card

All rights reserved

Публикуется с разрешения автора и его литературного агента Barbara Bova Literary Agency (США) при содействии Агентства Александра Корженевского (Россия)

© Е. Михайлик, перевод, 2013

© ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2013

Издательство АЗБУКА®

– Я смотрел его глазами, я слушал его ушами и говорю: он тот, кто нам нужен. Настолько близок к идеалу, насколько это вообще возможно.

– Ты говорил то же самое о его брате.

– Брат не прошел проверку, его использовать невозможно. По причинам, не имеющим ничего общего со способностями.

– Как и сестру. Да и этот вызывает сомнения. Слишком податлив. Слишком охотно подчиняется воле других людей.

– Если только эти люди – не враги.

– Так что нам делать? Следить, чтобы его все время окружали враги?

– Если потребуется.

– Кажется, ты говорил, тебе нравится этот парень?

– Если он попадет в лапы жукеров… По сравнению с ними я его любимый дядюшка.

– Ладно. В конце концов, мы спасаем мир. Забирай его.

Женщина-наблюдатель мило улыбнулась, взъерошила ему волосы и сказала:

– Эндрю, по-моему, тебе ужас как надоел этот жуткий монитор. Так вот, у меня хорошие новости. Сегодня ты с ним расстанешься. Мы просто вытащим его. Это будет не больно, ни капельки.

Эндер[1] кивнул. Конечно, это была ложь – про «ни капельки». Но поскольку взрослые врали так всякий раз, когда собирались сделать ему по-настоящему больно, на данное утверждение можно было полагаться как на весьма точное описание ближайшего будущего. Иногда ложь говорит куда больше, чем правда.

– Так что ты, Эндер, просто подойди и сядь вот сюда, на стол для осмотра. Доктор выйдет к тебе через минуту.

Монитора больше нет. Эндер попробовал представить, каково это: на его шее больше нет маленького записывающего устройства.

«Я смогу кувыркаться на кровати, и он не будет давить. Я не почувствую, как он щекочет и нагревается, когда буду принимать душ.

И Питер перестанет ненавидеть меня. Приду домой, покажу ему, что монитора нет, и он увидит, что я тоже не прошел, снова стал обыкновенным мальчиком, совсем как он. И все сразу наладится. Он простит мне, что я носил монитор на целый год дольше его. И мы станем…

Наверное, не друзьями, нет. Питер слишком опасен, его так легко рассердить. Но братьями. Не врагами, не друзьями – братьями, которые живут в одном доме. Он перестанет ненавидеть меня, просто оставит в покое. И когда он снова захочет поиграть в жукеров и астронавтов, может, мне не придется присоединяться к нему, я смогу просто уйти куда-нибудь читать книжку».

Но Эндер знал, что Питер все равно не оставит его в покое. Было что-то в глазах Питера, когда на него находило это сумасшедшее настроение… И, вспоминая этот взгляд, этот блеск, Эндер точно знал: уж чего-чего, а Питер его в покое не оставит. «Я учусь играть на пианино, Эндер. Пойдем, будешь переворачивать мне страницы. А-а, мальчик с монитором слишком занят, чтобы помочь своему братцу? Он что, слишком умный? Нет, нет. Не надо мне твоей помощи. Сам прекрасно справлюсь – слышишь, ты, урод мелкий, паршивый Третий!»

– Это будет быстро, Эндрю, – сказал доктор.

Эндер кивнул.

– Монитор специально сделан так, чтобы его легко было снять. Не причиняя боли, не внося инфекции. Правда, будет щекотно, а еще некоторые люди говорят, что их потом преследует чувство, будто что-то пропало. Ты все ищешь что-то, очень хочешь найти, но не можешь и даже не помнишь, что именно ты потерял. Так вот, я скажу тебе что: ты ищешь монитор. А его уже нет. Но через несколько дней это чувство пройдет.

Доктор выкручивал что-то на загривке Эндера. И вдруг боль, как раскаленная игла, пронзила его от шеи до самого паха. Эндер почувствовал, как судорога сводит спину, как тело резко выгибается назад, – и ударился головой о стол. Он чувствовал, как ноги его бьются в воздухе, а руки сцеплены и до боли выкручивают друг друга, выгибаются арками.

– Диди! – позвал доктор. – Ты мне нужна!

Задыхаясь, вбежала сестра.

– Нужно как-то расслабить мышцы. Ко мне, быстро! Чего ты там копаешься?!

Они что-то передали друг другу – Эндер не видел что. Он рванулся в сторону и свалился со стола.

– Держите его! – выкрикнула сестра.

– Просто зафиксируй его…

– Я не смогу, доктор, он слишком силен…

– Да не вводи все сразу! У него же сердце остановится!

Эндер ощутил, как в шею, чуть выше воротника рубашки, вонзилась игла. Лекарство жгло, но всюду, куда доходил этот огонь, сведенные мышцы постепенно расслаблялись. Теперь он наконец смог заплакать от боли и страха.

– Эндрю, ты в порядке? – спросила сестра.

Эндрю не мог говорить, не помнил, как это делается. Его снова положили на стол, проверили пульс, сделали еще что-то – он плохо соображал, что происходит.

Руки доктора тряслись. Когда он заговорил, его голос тоже дрожал:

– Заставляют ребенка носить эту штуку три года – так чего ж еще ждать?! Мы могли просто выключить его, понимаешь? Взять и выключить. Навсегда отсоединить его мозг.

– Сколько будет действовать наркотик? – спросила сестра.

– Пусть лежит здесь по меньшей мере час. Смотри за ним. Если через пятнадцать минут он все еще не сможет говорить, позовешь меня. Мы ведь и в самом деле могли отключить его. Я не жукер, я не могу предусмотреть все.

Он вернулся в класс к мисс Памфри за пятнадцать минут до звонка. Он все еще не очень твердо держался на ногах.

– Ты хорошо себя чувствуешь, Эндрю? – спросила мисс Памфри.

Он кивнул.

– Тебе было плохо?

Он покачал головой.

– Выглядишь ты неважно.

– Я в порядке.

– Тебе лучше сесть, Эндрю.

Он двинулся к своему месту, но через пару шагов остановился. «Что такое? Что я вообще ищу?» Он никак не мог вспомнить.

– Твое место вон там, – подсказала мисс Памфри.

Он сел, но это было не совсем то, он искал что-то другое. Ладно, потом отыщется.

– Твой монитор, – прошептала девочка за его спиной.

Эндер пожал плечами.

– Его монитор, – шепнула она остальным.

Эндер поднял руку и ощупал шею. Там был пластырь. И больше ничего. Монитора нет. Теперь он такой, как все.

– Что, Энди, выперли тебя? – спросил мальчик, который сидел чуть впереди в соседнем ряду.

Он не мог вспомнить его имя. Питер? Нет, кто-то другой.

– Тише, мистер Стилсон, – сказала мисс Памфри.

Стилсон ухмыльнулся.

Мисс Памфри рассказывала об умножении. Эндер баловался со своим компом: рисовал контуры гористых островов, а затем приказывал компу выдать трехмерное изображение – во всех ракурсах. Учительница, наверное, заметит, что он совсем не слушает ее, но вряд ли станет его беспокоить. Он всегда знал ответ, даже в тех случаях, когда ей казалось, что он не слушает ее.

В углу компа появилось слово и, маршируя, двинулось по периметру экрана. Сначала оно было перевернуто и написано справа налево, но Эндер сумел прочесть его, прежде чем оно добралось до нижнего края экрана и встало как положено:

ТРЕТИЙ.

Эндер улыбнулся. Это он придумал, как посылать сообщения с экрана на экран и заставлять их маршировать, и, когда его тайные враги прибегали к этому методу, чтобы в очередной раз обозвать его, тем самым в действительности они его хвалили. И вообще, он не виноват, что родился Третьим. Идея принадлежала правительству, это они дали официальное добро – иначе как бы Третий навроде Эндера попал в школу? А теперь еще и монитор сняли. Эксперимент с кодовым названием «Эндрю Виггин» провалился. Будь у них такая возможность, они отменили бы постановление, разрешившее ему появиться на свет. Никаких сомнений. Эксперимент провалился – сотрите файл.

Прозвенел звонок. Ребята выключали компы или лихорадочно допечатывали себе напоминания на следующий день. Кто-то по Сети переписывал задания в свои домашние компьютеры. Парочка крутилась у принтера, ожидая, когда машина отпечатает нечто крайне важное для них. Эндер протянул руки над маленькой детской клавиатурой у края компа и подумал: а каково это – иметь большие руки, как у взрослого? Они должны быть такими неуклюжими, с толстыми неловкими пальцами, с мясистыми ладонями. Конечно, у взрослых и клавиатура побольше, но разве могут их толстые пальцы провести настолько правильную линию, какая получалась у Эндера, – тонкую точную линию, спираль в семьдесят девять витков от центра до края компа, и чтобы ни один завиток не перекрывал другого! Да, ему было чем заняться, пока учительница нудила про свою арифметику. Арифметика! Валентина научила его арифметике, когда ему было три года.

www.libfox.ru

Игра Эндера — Народный Брифли

В далёком будущем человечество находится в состоянии войны с инопланетной насекомообразной расой, называемой «жукерами». Люди едва пережили два вторжения жукеров в Солнечную систему, в результате которых погибли миллионы людей. Через 50 лет все силы человечества сосредоточены на выживании. После гибели миллионов людей Земли технологии достигли того, что создан Международный космический флот (МКФ), управляемый триумвиратом, состоящим из Гегемона (политический лидер Гегемонии — объединённого правительства Земли), Полемарха (главнокомандующий флота) и Стратега (главнокомандующий войск защиты Солнечной системы). Понимая, что для успешного отражения будущих вторжений жукеров необходимы отличные командиры, МКФ начал отборную программу по всей Земле, отслеживая гениальных детей и отправляя самых лучших из них в Боевую Школу для будущего вступления во флот.

Питер, Валентина и Эндрю «Эндер» Виггины являются гениальными детьми, но Питер и Валентина были исключены из программы МКФ по различным причинам (Питер — агрессивный социопат, а Валентина — слишком мягкая для жестокой войны). Младший из троих детей, Эндер, был рожден, в сущности, как возможный кандидат на роль командующего войск человечества в грядущей схватке, он сочетает в себе жестокость Питера и уравновешенность Валентины. В школе на Эндера нападает его задиристый одноклассник Стилсон. Понимая, что эту вражду необходимо остановить в зародыше, Эндер жестоко избивает Стилсона. Хотя Эндер этого не знает, Стилсон умирает от внутренних повреждений.

Офицер МКФ по имени Хайрам Графф приглашает Эндера в Боевую Школу, находящуюся на орбите Земли. Графф немедленно изолирует Эндера от остальных новых курсантов, прилюдно хваля его ум. Кроме прочих методов тренировки, курсанты участвуют в битвах-симуляциях между «армиями» учеников в условиях невесомости. Эндер быстро привыкает к действиям в невесомости и демонстрирует тактики, новые для других курсантов и инструкторов. Эндер становится командиром собственной армии (40 «солдат»), состоящей из новых курсантов и изгоев из других армий. Несмотря на нехватку опыта и усложнённые условия битв, Эндер постоянно создаёт новые стратегии чтобы держать свою армию выше других. Он успешно ведёт свои отряды к победе, и другие армии начинают перенимать его методы. Постепенно он собирает круг приближенных, которые неформально называются армией Эндера. Его постоянный успех вызывает неприязнь других командиров, в особенности испанского мальчика по имени Бонзо де Мадрид. Бонзо нападает на Эндера в ду́ше, но Эндеру удаётся победить его. Как и для Стилсона, эта схватка оказывается последней в жизни Бонзо.

Тем временем, на Земле, Питер убеждает Валентину в неизбежности международной войны после победы над жукерами. Он убеждает её создать в глобальной сети две личности. Он будет писать под псевдонимом Локк (в большинстве русских изданий — Локи), а Валентина — под именем Демосфен. Конечной целью Питера является власть над Землёй, но Валентина соглашается на его предложение, чтобы предотвратить войну. Их эссе становятся популярными в сети; МКФ, правда, быстро узнаёт, кто скрывается за личностями Локка и Демосфена, однако решает держать это в тайне.

Эндера досрочно переводят сразу в Командную Школу (а не в Начальную Командную, как положено). Эндер проводит три месяца на Земле, отказываясь учиться дальше, и тогда полковник Графф прибегает к помощи Валентины, чтобы убедить её младшего брата в необходимости дальнейшей тренировки в Командной Школе, которая находится внутри астероида Эрос, отбитого у жукеров во время Первого Вторжения. Кроме Школы, там также располагается командный центр всего флота. Новым инструктором Эндера является герой времён Второго Вторжения по имени Мэйзер Ракхейм. Мэйзер проверяет способности Эндера с помощью симулятора космических битв, в которых Эндер управляет кораблями МКФ, а Мэйзер — кораблями жукеров. Эндер успешно адаптируется к каждой ситуации. Постепенно битвы становятся всё более сложными и Эндеру даются в помощь командиры — его друзья из Боевой Школы, для командования отдельными эскадрами, тогда как Эндер становится главнокомандующим всего флота. Тем временем Эндеру начинают сниться кошмары, в которых его мучают жукеры. Эти кошмары и постоянная нагрузка подводят Эндера на грань нервного срыва.

Мэйзер приводит Эндера в симулятор и объясняет, что это — его последний экзамен. Помимо Мэйзера, за Эндером наблюдают другие офицеры и чиновники МКФ. Начинается симуляция, и Эндер видит, что его немногочисленному флоту из 80 кораблей противостоит огромная армада — 5000 жукеров на орбите планеты. Эндер решает нарушить условия экзамена, чтобы добиться отчисления, и посылает почти весь флот на самоубийственный бросок к планете, чтобы хоть один корабль смог использовать устройство МД, способное уничтожить любое вещество независимо от массы. Наблюдая за уничтожением планеты и армады жукеров, он замечает ликование наблюдателей. Мэйзер объясняет, что Эндера вводили в заблуждение, и все проведённые им сражения не были виртуальными — на самом деле его приказы при помощи ансибла — устройства мгновенной межзвёздной связи — передавались настоящим кораблям МКФ, сражающимся с настоящими жукерами. Уничтоженная планета была родным миром жукеров, на котором находились все их королевы. При их уничтожении Улей лишился сознания, и все остальные особи жукеров вскоре погибли.

Поняв, что его действия были причиной гибели реальных экипажев кораблей, а также узнав, что Стилсон и Бонзо мертвы, Эндер впадает в глубокую депрессию. Когда он приходит в себя, ему объясняют, что сразу после уничтожения жукеров на Земле случилась скоротечная гражданская война, остановленная благодаря Питеру. Эндер встречает в Командной Школе Валентину, которая объясняет, что ему путь на Землю закрыт. Вместо этого Эндер и Валентина отправляются на первом колониальном корабле, направляющимся заселять опустевшие колонии жукеров.

На своей новой планете Эндер отправляется на разведку обстановки и обнаруживает местность, точь-в-точь похожую на компьютерную игру, в которую он играл в Боевой Школе. Там он находит кокон королевы жукеров. С помощью телепатии королева объясняет Эндеру всю историю своей расы, а также то, что вся война с людьми была огромным недоразумением. Жукеры не понимали, что каждая человеческая особь — отдельный разумный организм, в отличие от жукеров, где разумными являлись лишь королевы. Когда они поняли свою ошибку, то отказались убивать людей. К сожалению, они не могли связаться с людьми из-за разницы в способах связи, но смогли связаться с Эндером. Именно из-за этого он видел кошмарные сны. Поняв, что их гибель невозможно предотвратить, королевы оставили этот кокон, чтобы Эндер его нашёл. Королева просит Эндера найти ей новый мир, где она сможет возродить свою расу и жить в мире с людьми.

Эндер берёт кокон и пишет книгу «Королева Улья» под псевдонимом «Голос тех, кого нет». Эта книга становится бестселлером во всех человеческих мирах и даже даёт толчок к созданию новой религии. Питер, ставший Гегемоном Земли, узнаёт стиль Эндера и просит его написать книгу о жизни Питера. Эндер называет новую книгу «Гегемон» и публикует её после смерти брата. Через несколько лет Эндер и Валентина отправляются на звездолёте искать новый мир для королевы жукеров.

wiki.briefly.ru


Смотрите также