Книга майя


Книги майя «

Автор: Старостина Ольга

каменистая плита майя…На протяжении многих  и многих дней в бывшую столицу некогда могущественной династии Тутуль Ши Мани везли и везли со всех концов страны народа майя  уродливые и страшные деревянные скульптуры богов. Везли и книги, маленькие, похожие на гармошки. Много книг. На каждой странице изображены удивительные и непонятные знаки, рядом с ними изображения уродцев с выпученными глазами, сказочных зверей и фантастических птиц. Такими же рисунками, а иногда и знаками были украшены и расписные сосуды. Майя употребляли определенные иероглифы, буквы и знаки, для записи в своих книгах о древних делах и о своих науках. По этим записям они обменивались сообщениями, хранили свои знания и обучались.

Алфавит майя Алфавит майя

Во многих храмах Мани испанцы нашли множество языческих произведений искусств. В одном из них хранилась целая библиотека книг, написанных жрецами. Поэтому именно в Мани и было решено устроить особенно пышное аутодафе, которое должно было стать кульминацией многолетних миссионерских деяний истинной веры. Источник зла: языческие книги и деревянные идолы — будет уничтожен.

12 июля 1562 года на площади Мани были слышны стенания, молитвенное пение и проклятия. Испанская инквизиция, добравшаяся и до Америки, жгла костры по всему Юкотану. На костры взошли те, кто не отрекся от веры отцов даже под жестокими пытками. Это их стоны и проклятья раздаются над площадью. На костры были брошены и деревянные идолы, и древние книги. Сожгли все дотла, что относилось к древним произведениям искусства народа майя! Не оставив в наследие потомкам ничего о самом культурном племени Центральной и Южной Америки. Диего де Ланда, член ордена святого Франциска, взял пылающий факел своей варварской рукой и бросил его на кучу древних произведений литературы и искусства. Одним взмахом руки, уничтожив культурное наследие целого народа.

Клод Франсуа Боде о цивилизации майя

12 июля 1562 года  в огромном пепелище на площади в Мани погибло наследие целой цивилизации. Это была невосполнимая утрата.  И все для того, чтобы выкорчевать язычество! Казалось бы, неужели ради религиозной цели необходимо было так фанатично уничтожить дотла все памятники древнего народа майя?! Католические миссионеры посчитали, что да, нужно. Чтобы не было соблазна. Им даже на миг по каким-то варварским законам не пришла мысль о потомках человечества. Разве не уничтожили, не сожгли рукописи ацтеков? К тому же у них были свои примеры для подражания! Например, сгоревшие 280 000 книг из знаменитой Кордовской библиотеки. Или год 1376, когда по приказу  папы Григория XI были ссоженны все подозрительные рукописи. Чем же книги народа майя лучше? Вот и заполыхали инквизиторские костры из древнейших произведений культуры.

Страницы из Дрезденского кодекса майя. Страницы из Дрезденского кодекса майя.

На сегодня известны всего четыре рукописи – четыре книги майя, чудом уцелевшие, случайно избежавшие варварского уничтожения инквизиции. Они находятся на сохранении в библиотеках музеев Дрездена, Мадрида, Парижа и в частной библиотеке в Нью-Йорке. Трое из этих бесценных изданий сильно повреждены, а от четвертого сохранился лишь отрывок. Но письмена исчезнувшей цивилизации оставили свой след не только на страницах этих четырех книг.

Мадридский кодекс. Иероглифические рукописи майя. Мадридский кодекс. Иероглифические рукописи майя.

Американскими археологами были найдены развалины Копана и Паленке — это древнейшие города государства майя с их ступенчатами пирамидами, на вершине которых возвышались храмы. Особенно поражает их лестница, которая ведет на вершину самой высокой пирамиды Копана. Все ее шестьдесят две ступеньки были покрыты глубоко врезанными в каменные плиты знаками. Две тысячи отдельных иероглифов! Загадочные  знаки как бы иллюстрировали рисунки, которые были тоже вырезаны в камне. Такие же знаки и изображения есть и на стенах храма и других зданий, на статуях, на остатках бывших каменных алтарей, на нескольких десятках каменных стел, украшенных скульптурами. Можно только было догадываться, что это памятники древнего письма. Каждая стела, открытая в джунглях, была своеобразной книгой, орнамент на стене храма — каменным манускриптом. Один из храмов Паленке археологи назвали Храмом надписей: 620 иероглифов на двух каменных плитах внутри храма покрывают его стены.

Это была поистине великая находка! Ведь было найдено культурное наследие великого и загадочного народа майя, наследие считавшееся утраченным навеки.

Такие рукописи не горят!

Йоахим Риттсштайг изучал книги Майя - Дрезденский кодекс около сорока лет. В книге учёный обнаружил сведения о городе Атлан, который, если верить писанию, ушёл под землю в результате землетрясения от 30 октября 666 года. Город оказался накрыт озером Исабель. Согласно текстам из кодекса, который изучал Йоахим Риттсштайг, в утонувшем городе находилось 2156 табличек с законами Майя, исполненных из чистого золота.

Карта майя Географическая карта майя

demsvet.ru

Книга Майя, глава Майя, страница 1 читать онлайн

Майя

Ты всю жизнь ощущал, что мир не в порядке. Странная мысль, но её не отогнать. Она — как заноза в мозгу. Она сводит с ума, не даёт покоя. Это и привело тебя ко мне...

Матрица (The Matrix)

 

Вечером мы сидели на диване, в большой комнате, которую называли гостиной. Слева направо: я с гитарой, кот Борис и Майя с новым романом Роулинг.­ Кот делал вид, что спит, изредка цепляя когтями мои штаны. Майя делала вид, что читает, но уже давно не перелистывала страницу. Я делал вид, что занимаюсь сочинительством и ничего не замечаю. Тихая мелодия звучала по кругу, но каждый раз немного по-новому – я играл с ней, подбирая лучшее звучание.

– Схожу в душ, – громко захлопнув книгу, объявила Майя. Боря тут же встрепенулся, подняв ушастую башку одновременно с хвостом. Я же не сбился и не вздрогнул, только кивнул, показав, что услышал.

Пару секунд Майя не двигалась, ожидая еще какой-либо реакции от меня, но не дождалась. Резко встала и вышла, заставив кота с мявом соскочить с дивана и как всегда пойти следом. Из ванной донесся шум воды, и я отложил гитару.

Полмесяца. Пол чертовых месяца у меня было, чтобы с ней порвать. Завтра время истекает, и что? Да, стоило признать, ссор у нас прибавилось. Как и секса, если не в количестве, то в качестве точно. Ведь если раньше я не зацикливался, то сейчас ловил каждый момент.

– Какой же я дурак…

Я говорил себе это ежедневно, но все равно не ушел и протянул до последнего.

А ведь психологи разработали целый порядок действий, объяснили, как говорить и что делать, разве что расписание в туалет не составили. На словах все звучало отлично. А на деле – первая же полуночная истерика со слезами и обвинениями под шум внезапно начавшейся грозы, и весь план улетел в ночь.

Я пытался снова и снова. "Забывал" звонить, не говорил комплименты, никуда не звал, жил только работой над новым альбомом… Делал все, чтобы мой уход был закономерным. А потом снова срывался, сходил с ума и болтал о том, как сильно люблю и хочу, еще сильнее привязывая ее к себе так же, как привязывался сам.

Нас качало из одной крайности в другую, как и погоду, и я все больше проклинал весь мир с мэром во главе за то, что не давали нам спокойно быть вместе.

Внезапно меня осенила мысль, что я не слышал щелчок замка, да и просто хлопка двери ванной. Она оставила ее открытой? Получается так.

Я посидел еще немного, думая о своем долге и ответственности перед городом, пытаясь вытеснить из головы видение моей любимой женщины. Голой. Под струями горячей воды. Ждущей меня. Ооох…

И позорно быстро, как тот кот, направился следом.

*

После мы сидели прямо на полу широкой душевой кабинки – вода горячими струями лилась мне на затылок и спину. Майя расслабленно прижималась спиной ко мне, и ее обычно пышные кудряшки сейчас намокли и примялись.

– А ты знаешь, что в Таиланде монахи в храмах не имеют права работать? – громко сказала она, перекрыв шум воды, – Они живут на пожертвования прихожан. И никогда, даже во время войны или голода, ни один послушник не оставался голодным.

Майя расслабленно вытянула ножку вперед, словно давая мне полюбовался гладкой смуглой кожей, блестящей от влаги. Пар обволакивал нас со всех сторон и медленно поднимался к потолку. В ванной становилось душно и жарко, пора было выходить, но Майя не торопилась:

– Помнишь, как мы встретились в первый раз?

Я снова убедился в непредсказуемости женских мыслей.

– Что смешного? – Майя обернулась на мое приглушенное хмыканье.

– Какой интересный скачек темы.

– Перестань, – она стукнула меня локтем, скорее щекотно, чем больно, – Вот из-за тебя мы и поссорились сразу.

– Неправда, ты первая начала ругаться, – я легонько коснулся губами ее родинки на плече, – Подумаешь, пели с друзьями громко… Зато познакомились.

Вообще-то, я сам часто вспоминал тот день. В одном из самых больших парков города стояла прекрасная погода и наслаждалось ей множество прохожих, так же как и мы с друзьями, получивших разрешение мельком увидеть Майю. Я, как и остальные, должен был стать безликим прохожим, но она сама нарушила все планы, остановившись присесть на соседней скамейке. А потом и заговорив со мной.

– Ты покачивала ногой в такт песне. Значит, тебе на самом деле нравилось.

– Да? А я не помню.

В тот же вечер у меня был долгий разговор с недовольным из-за такой неожиданной ситуации мэром. Своего рода инструктаж о новой роли в жизни той, вокруг которой крутится весь мир.

Выключив воду, Майя аккуратно встала, дав полностью себя рассмотреть и грациозно шагнула из душевой. Я вышел следом и, наблюдая, как Майя вытирается, снова жалел о том, что я не скульптор или хотя бы художник. Ее большие глаза с тяжелыми веками, пухлые губы, подбородок с трогательной ямочкой, небольшая грудь с бледно-розовыми сосками, плавный изгиб талии, округлые и упругие ягодицы, даже изящные ступни – все это определенно стоило запечатлеть.

Я поднял взгляд на запотевшее зеркало, за которым наверняка была спрятана камера, и осознал, что упустил последний шанс расстаться с Майей.

– Зато я помню, что ты назвал меня богиней в нашу первую ночь.

– И сейчас называю,– я вздохнул и поцеловал ее в лоб, различив еле уловимый запах цитрусового шампуня,– Моя богиня.

*

На следующий день я убежал из дома с утра пораньше, напоследок легонько чмокнув уютно спящую Майю в щеку. Город еще толком не проснулся, на дорогах стояла поразительная тишина, которая уже через пару часов сменится шумной пробкой. После недолгих размышлений, я отправился в парк, стараясь меньше попадаться на глаза прохожим и пряча лицо в капюшоне, - в кафе, кинотеатре и даже метро я прятаться уже пробовал, но меня неизменно находили.

litnet.com

Читать онлайн книгу «Майя. Дилогия» бесплатно — Страница 1

Михаил Щукин

Майя

Майя. Часть 1

Пролог. Мир Арден

Арден. Это мир, чем-то похожий на Землю. Здесь есть два больших континента и множество островов, собранных в несколько архипелагов.

Из разумных тут обитают люди. Но жителям мира Арден известны и расы нелюдей, населяющие другие миры. Некоторые из которых граничат с их миром.

История мира ничем не отличалась от истории Земли. Рождавшиеся в начале небольшие, даже крошечные государства, развивались, воевали друг с другом. Одни побеждали и поглощали соседей, постепенно перерастая в империи. Другие погибали, что бы на их месте рождались другие и начинали свой путь в этом мире. Со временем, государств, становилось все меньше, а уцелевшие занимали все большие площади.

Люди, то воюя друг с другом, то заключая союзы, так же, как и на Земле постепенно развивали науку и культуру.

Здесь нет магии, в известном понимании. Люди не могут силой разума двигать горы, швыряться огненными шарами и прочим. Но, в этом мире знают об ауре, или по научному биополе, присущем каждому живому существу. Здесь научились с помощью особых техник контролировать свою ауру, и при необходимости, воздействовать через нее и помогать тем, кто нуждается в лечении. Одна из наиболее развитой и сложной, носит название Альтер.

Но обучение технике альтер начиналось в двух-трех летнем возрасте, с развития тела и особенно пальцев у детей, как правило, девочек, Далеко не каждый ребенок проходил весь путь от ученика или ученицы и далее, до адепта. Мастерами же техники альтер и вовсе становились единицы.

Иногда, на полях сражений, или в мирное время, вдруг появлялись разумные, от природы, обладавшие особыми способностями к восприятию и главное анализу информации. Они были способны интуитивно принимать единственно верные решения, основываясь на неполных, часто разрозненных данных. Как и на Земле, о времена мелких государств, такие представители разных рас часто становились великими учеными, полководцами, а иногда и королями. В мире Арден, обладавших такими способностями начали называть «правящими». Позже, в эпоху огромных потоков информации, за правящими началась настоящая охота государств, от результатов которой начинало зависеть развитие целых империй. Даже были разработаны целые программы для поиска потенциальных правящих среди детей разных сословий в как можно раннем возрасте.

Местные жители, с начала времен знали о существовании смежных миров, от которых их отделяла, от природы, тонкая грань межпространства. И существование естественных межмировых переходов секретом не было. Некоторые из этих миров имели своих разумных жителей и не обязательно людей, другие — нет. В последние, с мира Арден уходили колонисты, с первыми — испокон веков воевали, заключали союзы, захватывали территории. Со временем, такие территории, называемые внешними, включались в состав империй в качестве внешних провинций. А мир Арден постепенно становился центром того, что все чаще называлось столичным миром. Так, выросла империя Арден, одна из многих империй и королевств того, что было объединено сетью природных телепортационных переходов и называлось Объединенными мирами.

Так уж устроена вселенная, что обязательно находятся и другие обитаемые миры, не пригодные для нормальной жизни, там не бывает разумных, но есть твари, среди которых немало хищников, которые больше нигде не встречаются. От природы хорошо защищенные, быстрые и верткие, не знавшие жалости, они обладали способностью чувствовать и проникать через переходы в другие миры, сея в них панику и ужас.

Жители Арден многие века учились сражаться и противостоять этой напасти. В обычное время, они с успехом охотились на таких пришельцев, по одиночке или небольшими группами, проникавшими в их мир. Иногда, в силу природных катаклизмов, или просто из-за неудачно сложившегося положения звезд, межмировая граница истончалось до еле заметной грани. Истончалась на столько, что начинали появляться временные переходы, которые прежде чем затянуться, могли пропустить через себя целые волны самых разнообразных тварей, начинавших в такое время, целенаправленную миграцию в более приветливые миры. Через такие межмировые разрывы начинала проникать сама атмосфера чуждых миров, губительная для всего живого в округе. Приходили болезни, к которым небыли привычны местные жители. Такие времена жители Ардэн называли «Расколом».

В истории Ардэн, было несколько таких волн вторжения, и каждая из них вела к длительной, подчас многолетней борьбе, в которой не было ни переговоров, ни пленных. Королевства, а потом и империи, в такие времена, научились откладывать свои споры в сторону, и организовывать оборону если не сообща, то хотя бы не мешая друг другу. Да и к чему воевать с соседом, если после Раскола он, возможно, уже не будет существовать?

Расколы были редки, происходили раз в несколько сотен, а то и тысяч лет, но всегда приводили к упадку цивилизации Арден. После каждого вторжения, жителям приходилось восстанавливать все заново. И многим землям, по которым прокатывалась чуждая волна, требовалось десятилетия, что б на них снова появилась жизнь.

Последней интервал между расколами продлился почти девять сотен лет. За такой, громадный перерыв, цивилизация достигла своего рассвета. Техника далеко шагнула по пути своего развития. Ученые замахнулись на управление геномом людей и не людей. Они задумали создать более совершенных представителей своих рас. Которые были бы лучшими воинами, чем обычные представители людей. Им удалось создать людей и даже нелюдей, обладавшими лучшей реакцией, силой и выносливостью. Измененных представителей разных рас в народе так и стали назвать «измененные». Позже, это название стало официальным.

Естественно, улучшение было дорогим удовольствием, и шли на него богатые семьи аристократов, которые, в конце концов, и стали носителями всех изменений, сформировав саму настоящую касту «измененных».

На пике эйфории от успехов, ученые замахнулись и на создание искусственных правящих. Новые изменения в геноме позволили получить похожие способности. Доступ к таким изменениям постарались оставить за собой только правящие элиты общества, максимально ограничившие круг ученых, способных проводить подобные операции. На поверку, все же они оказались заметно слабее природных способностей. Они могли охватывать большие потоки информации, и процент их верных решений так же оказывался высоким. Измененные правящие так же могли действовать в условиях нехватки данных и на уровне интуиции. Но, к сожалению, они не были универсальны. Если одни лучше работали в области тактических решений, то другие более эффективными оказывались в стратегии, или оперативном управлении. Зато, измененные правящие оказались выносливее природных. А главное, их способности могли передаваться по наследству.

Отрезвление от успехов генетиков пришло позже, через поколение. Вмешательство в дела бога привели к страшным последствиям. Внесенные изменения не могли учесть всех нюансов мозга и тела разумных. И уже на втором поколении стало ясно, что они приводят к непредвиденному развитию новообразований в мозге, с которыми оказались связаны все полезные свойства измененных. Развитие новых способностей у измененных происходило скачками, разделенными длительным перерывом, когда можно было развивать и тренироваться с ними. Моменты резкого развития стали называть «переходом» и каждый измененный вынужден был их тщательно отслеживать. Все измененные, хоть и в разной степени, оказались крайне чувствительны к погодным аномалиям, и в сезоны циклонов начинали испытывать сильнейшие головные боли, часто сопровождавшиеся судорогами, вплоть до потери сознания. В медицине это явление стало назваться «синдром измененных». Его признаки, также проявлялись и во время перехода. Особенно тяжелыми были переходы совпадающие с сильными тайфунами. Тогда, судороги могли привести даже к переломам костей и разрывам связок. Поэтому, в столичном мире империи Арден наиболее опасным для измененных был сезон бурь, длившийся больше месяца.

Естественно, что особенно сильно это сказалось на правящих, для которых соответственно появился и особый термин «синдром правящих». При этом усовершенствованные физические способности изменили их метаболизм, и общераспространенные средства от боли оказались для них бесполезны. В каждом, конкретном случае пришлось разрабатывать отдельные успокаивающие средства. А изменения с взрослением организма требовали постоянного их совершенствования.

Начавшиеся интенсивные работы по исправлению ситуации были внезапно прерваны, разразившимся Расколом.

Раскол произошел внезапно и охватил сразу большие территории на обоих континентах столичного мира и части внешних провинций и впоследствии, поучил название «Великий». Борьба затянулась на долгие десятилетия и привела к разрушению большинства городов на поверхности. Жители уцелевших городов, спасаясь от тварей вынуждены были уйти под землю, где возникли настоящие многоуровневые лабиринты, часто связанные между собой многокилометровыми тоннелями. Под конец Раскола, южный континент полностью превратился в мертвые пустынные земли, на которых даже спустя четыреста лет не смогла зацепиться жизнь. А население северного — сократилось в несколько раз. В Арден сохранилось всего несколько крупных городов на северном материке и промышленность на удаленных островах. Восстановление империи начиналось за счет внешних провинций.

Но если техника и общие науки удалось сохранить и начать на руинах восстанавливать былое величие империи, то достижения передовой науки были сосредоточены в столичном мире. Из-за внезапности вторжения, лаборатории и архивы оказались в руинах, вместе с городами. А выживших ученых оставалось слишком мало, что бы организовать возрождение целых направлений науки. Достижения генетиков оказались утеряны, а попытки управления геномом признаны ошибочными и запрещены.

Глава 1. Маленький мастер Альтер

Высокий, немолодой мужчина с проседью в густых волосах стоял посреди двора и ребром ладони касался предплечья стоящей перед ним в стойке невысокой девочки.

— Майя, не отвлекайся, если не хочешь ходить с синяком. Больше не буду предупреждать!

Девочка, названная Майей, досадливо поморщилась и тут же скорчила гримаску младшему брату, сидящему на краю утоптанного тренировочного круга.

— Пап, ну чего он меня смешит?

— Во время боя все, что тебя может отвлечь, это оружие против тебя. Сколько раз говорить об этом. Лютимир младше тебя на семь лет, но работает с гораздо большим вниманием.

— Ну, пап, ну где ты видел, чтоб на мастера альтер нападали. Да и защитники на что, я вон Лютика возьму к себе. Братик, будешь моим защитником.

— Ага. — Чумазый мальчуган лет пяти, в одних штанах до щиколоток, проказливо улыбнулся. Я тебя ото всех защитю, вот только выучусь и защитю.

— В жизни все возможно, дочь. — Тяжело вздохнул отец. — Защитник это хорошо, но и сама должна не растеряться.

— Да?! А мама? — Девочка склонила голову к левому плечу и провокационно посмотрела на отца. Прекрасно понимая, что дочь пытается прекратить неудачную тренировку, отец все же поддался на провокацию.

— Лили, наша дочь сомневается в твоих боевых способностях.

— Нет уж дорогой, этот номер уже староват! Всегда веселее смотреть, как мы с тобой друг друга мутузим, вместо отработки техники. — Светловолосая женщина лет сорока шутливо подошла от крыльца дома и шлепнула по затылку дочь. — Давай-ка в кабинет постреленок, через пару дней выезжаем. В обители тебе времени не дадут. Экзамен начнется сразу, как приедем, и без всяких скидок. Так что вперед.

Не меняя нарочито грустной рожицы и опустив голову, девочка поплелась в дом, демонстративно заплетаясь ногами и поднимая пыль. Добредя так до крыльца, она весело подпрыгнула, обернулась, показала брату язык и скрылась в проеме двери.

— Ну что Лютик, теперь твой черед. — Отец повернулся к сыну и тот живо вскочил на ноги.

— Опять палка!

— Нет, палкой занимались последний месяц, теперь это останется только для разминки. Берись за меч.

Мальчуган неуверенно вытянул из стойки небольшой узкий металлический клинок, больше похожий на длинный кинжал, но идеально подходящий для руки шестилетнего мальчика.

— Пап, а может деревянным?

— С деревяшками пусть занимаются неучи в местной школе и неженки из аристократов. Те, кто боится лишний раз поцарапаться. Настоящий клановый Защитник должен привыкать к боевому оружию сразу, и знать цену, как своему уменью, так и своим ошибкам. В прочем, мы не в горном клане, так что если боишься, можно отправить тебя в Морст, к какому-нибудь учителю. Махать деревяшкой он тебя точно научит.

Лютимир отчаянно замотал головой. Эти разговоры он знал сколько себя помнил. Только велись они раньше с его сестрой. Так что традиции горного клана, к которому принадлежал отец, и в которых он пытался воспитывать своих детей, мальчишка знал хорошо. Клан славился по всей империи своими бойцами.

Выходцы из горных кланов владели техникой Кири — сложным, но эффективным искусством ближнего боя. Техника не была секретом, и клан не отказывался учить ей всех желающих. Вот только было одно но. Для овладения мастерством, даже средненьким, требовалось начинать тренировки в возрасте 4–5 лет. В этом, он чем-то был сродни технике Альтери.

Обучение было не только изнурительным, но даже болезненным. Мало того, что от детей требовалась постоянная отличная физическая форма, включающая и растяжку всех мышц и сухожилий, отжимы и прочее. Все тренировки шли в спаррингах в полный контакт. Исключения не делалось даже для малышей. Показали прием, показали защиту и вперед. Поэтому, синяки и ссадины, а то и вывихи на занятиях были не только частыми, но даже правилом.

Учителя старались избегать только серьезных травм и смертельных случаев. Поэтому, в клане спарринги допускались только между равными учениками. Считалось, что это приучает будущего воина не только терпеть боль, но воспитывает умение владеть собой. Исходя из этих же соображений, при овладении оружием, на тренировках просто никогда не использовали учебные имитации. Только боевое, только настоящее, изготовленное под каждого ученика. Отрабатываешь приемы на манекене или с опытным наставником. А когда сам решишь, что готов, и наставник подтвердит, сходишься в тренировочном поединке со своими сверстниками. Умение не только нанести удар, но и вовремя сдержать его, ограничится царапиной, а не раной, среди клановцев ценилось не менее высоко. Работать мечём, как топором может и мясник. Недаром, бойцы горного клана считались лучшими, и могли позволить себе выбирать, где и кому служить. Чаще всего они становились Защитниками обителей Альтери, где и проводили свою жизнь, охраняя и сопровождая живущих в них мастеров.

Максимилиан был Защитником при обители альтер, где и встретил свою жену, тогда еще послушницу Лилину, ставшую, в последствии, Мастером техники альтер. Таинственной техники, мастера которой могли лечить своей аурой и воздействуя на чувствительные точки на теле человека и добиваясь удивительных результатов.

— Майя, ты все правильно делаешь, но как ты держишь пальцы и зачем вкладываешь столько усилий? С таким расходом сил, ты просто не сможешь закончить простейшую процедуру.

Мать выговаривала девочке после ухода очередной пациентки, ради работы с которой и отозвала дочь с тренировок отца.

— Ну да, «простейшую»! — Майя вновь надула губки. Она знала, что все сделала правильно и воспринимала происходящее как некую традиционную игру. Мама ведь мастер, а мастер обязан находить в действиях своей ученицы любые недостатки и выговаривать за них. — У нее рука скоро уже отнимется, артрит же!

— Майя, тебе уже двенадцать лет, ты адептка с восьми и будешь сдавать экзамен на мастера первой ступени. Все должно быть безупречно.

— Мам, ну что ты опять заводишься, ты же сама говорила, что я готова. Стану я мастером и мы утрем нос этой Гринде.

— Майя…! Женщина с возмущением смотрела на дочь — Мастер-настоятель обители достойна уважения, в том числе и от тебя!

— Ну да — скепсис Майи был написан на ее личике, а чего она тогда к тебе цепляется. После связи с ней, ты всегда раздраженная ходишь.

— Мы расходимся с Гриндой в подходах к нашей работе, но это не мешает нам уважать друг друга, и уж точно никак не касается тебя. В конце концов, ты не собираешься посвятить всю жизнь Альтер. Как ты, сама же и говорила.

— Ну да, но все, чему ты меня учишь, это «родовые навыки и я должна передать их по наследству». Помню, помню — девочка отчаянно закивала головой и весело обняла мать. — Я стану мастером и передам все кому там надо, не волнуйся.

— Не только для этого, дочка, с умением альтер ты ни от кого не будешь зависеть и нигде не пропадешь.

Мама девочки еще раз строго посмотрела на дочь, прижавшуюся к ней, и с улыбкой щелкнула по ее носу.

Последующие два дня, семейство Винсенских провело в суете сборов, волнениях по поводу приближающихся экзаменов и беспокойстве за оставляемое на несколько дней домашнее хозяйство.

Спустя два дня, глайдер, похожий на легковой автомобиль без колес, плавно скользил в нескольких сантиметрах над ровной поверхностью дороги.

Погода для поездки выдалась очень неудачной. Сильная гроза началась еще ночью, а утром дождь только усилился. Но было решено поездку не отменять. Разговаривать при такой грозе было сложно, и все семейство вот уже пол дня тихо сидело в машине, вынужденно любуясь разбегающимися по стеклу струйками воды.

— После моста будет кемпинг, там пообедаем. — Успокаивающе сказал отец — Гроза, похоже, не собирается затихать, так что там и заночуем. Дальше ничего подходящего до ночи не найдем.

Никто не возражал. Дети только встрепенулись и с надеждой стали вглядываться в струи дождя, сквозь стену из которых неслась машина.

Машина на большой скорости вписалась в поворот, и вылетела на небольшой мост через речку.

Яркая вспышка молнии расчертила серое небо и закончилась на глайдере. Грохот грома смешался с треском и криками детей, из-под панели посыпались яркие искры. Потеряв управление, машина резко вильнула в строну и завалилась набок, чиркнула своим краем по мокрой поверхности дороги. Превратившаяся в ловушку железная коробка продолжила движение по инерции, с грохотом проломила ограждение, перевалилась через край моста и кувыркаясь понеслась вниз.

Перед страшным ударом, девочка еще успела увидеть несущуюся в лобовое стекло землю. Исковерканный глайдер еще дважды перевернулся, сполз по мокрому склону почти до реки и замер в луже грязи. По искореженному металлу продолжали барабанить струи дождя.

Возращение сознания сопровождалось болью и звуками безнадежного плача. Открыв глаза, Майя с ужасом посмотрела на неподвижные тела родителей.

— Мама, папа — еще не веря своим глазам тихо позвала девочка.

Родители оставались недвижимы. Хлесткие струи продолжающегося дождя проникали в разбитые окна и медленно смывали кровь с их лиц.

Наступившее отупение прорвала острая боль в боку, и почти сразу вновь стали слышны всхлипы.

С трудом повернув голову Майя увидела своего брата. Мальчик сидел рядом, так же как и она зажатый между передним креслом и смятым от чудовищного удара металлом.

— Лютик!

— Ры-ыська-а-а!!! Мальчик сделал резкое движение, как будто попытался обнять старшую сестру и сразу застонал.

— Что, что болит?

— Ноги, я не могу их вынуть. Мальчик судорожно вздохнул и зажмурился. Ведь папа всегда учил, что мужчина должен быть сильным, а теперь он в семье единственный мужчина.

Майя прислушалась к себе и попыталась освободить ноги. Покореженная машина похоже спасла жизнь пассажирам на заднем сидении, и даже от тяжелых ранений, но передние кресла сместившись от удара лишили их возможности самостоятельно выйти на свободу.

Девочка с усилием, как это не раз делала на маминых уроках, отодвинула свои переживания вглубь себя и снова повернулась к брату.

Ничего, скоро нас обнаружат и спасут. С деланной бодростью она протянула руку и погладила по голове ребенка — Сильно болит?

— Ага, особенно, правая.

— Не двигайся, я попробую справиться.

Стараясь не вспоминать о смерти родителей, девочка сосредоточено опустила руку к бедру мальчика дотягиваться до нужных точек на теле и сильно нажала блокируя боль. Облегченный выдох показал, что трудное движение увенчалось успехом.

— Пару часов можно и так, а потом тебе помогут — Майя смахнула испарину и постаралась ответить на улыбку младшего брата.

Дождь продолжал хлестать по искореженной машине уже не один час, а помощь все никак не шла. Намокшая грязь на склонах, смешанная с травой и щепкам от дождя превратилась в жижу и медленно проникала в щели дыры в корпусе машины. Черная вязкая и холодная масса начала постепенно заполнять салон вместе детьми.

Что бы поддержать друг друга каждый из детей старательно прятал поступающий ужас, но постепенно уставшие, они начали впадать в состояние полусна, иногда как бы просыпаясь, но только для того, что бы подбодрить друг друга.

Сквозь полусон девочка апатично отметила, что шум дождя наконец то прекратился. Но поглощающий холод от грязи, в которой теперь сидели дети, заставил наконец угаснуть измученное сознание.

Глава 2. Возвращение

Ощущение реальности возвращалось медленно. С начала, появилось ощущение тишины, чистой постели и тепла. Майя с облегчением подумала о кошмаре, который ей приснился, поежилась и постаралась его забыть. Открыв глаза, она с недоумением посмотрела в белый потолок, окинула взглядом незнакомую какую-то казенную маленькую комнату и капельницу около кровати. Осознание реальности сопровождалось пониманием, что кошмарные воспоминания все же не были сном.

Боли не было, спасительная апатия уже начала отступать, когда дверь открылась, и вошел молодой человек в белом халате. Вежливо поздоровавшись, он прослушал пульс, что-то записал в карточку и спокойным голосом сообщил, что все в порядке и Майя будет выписана сегодня же. Почти сразу, в палату вошла медсестра с одеждой и приблизилась к кровати. Все еще ничего, не понимая, Майя с усилием поднялась с кровати, оделась и вышла в коридор. Ее уже ждали.

Уже знакомый доктор, все так же вежливо и отстраненно окинул взглядом Маю и обернулся к двум мужчинам.

— Ну, вот и она. Господин следователь, девушка абсолютно здорова, небольшая заторможенность от введенного ей успокоительного продлится еще пару часов. Серьезных повреждений нет, царапины пройдут, а последствия переохлаждения от длительного нахождения в грязи мы сняли.

Медсестра протянула тонкую папку мужчине, которого назвали следователем.

Доктор повернулся к девочке.

— Вы находитесь в больнице уже 10-й день. Все что возможно, мы сделали и ваша медицинская страховка аннулируется, так же как и вашего брата. Эти два господина — инспекторы из полиции и исполнительной службы, которые и займутся вашими делами.

Невысокий мужчина, взял папку у медсестры и равнодушно посмотрел на девочку.

— Я сочувствую вашей потере, но, к сожалению, доктор прав и вам придется проехать с нами.

— А, где Лютимир?

— Ваш брат уже в машине.

Двое мужчин встали по бокам девочки, и она, как под конвоем, пошла по пустому коридору к выходу. Редкие пациенты и персонал больницы с любопытством косились на странную процессию, но никто не попытался вмешаться.

Около крыльца стоял полицейский глайдер, в заднем зарешеченном окне которого Майя увидела такое же недоуменное лицо младшего брата.

Дверца машины открылась, и ее втолкнули на заднее сидение.

— Майка, слушай, что происходит, куда нас везут?

Взволнованный голосок младшего заставил собраться и даже улыбнуться. Майя прижала брата к себе и постаралась придать голосу спокойствие и уверенность, как учила мама на приеме пациентов.

— Сама не знаю, очнулась всего полчаса назад, и тут же выставили из палаты. Не волнуйся, сейчас нас дяди поспрашивают, и мы пойдем домой. Ты только держись, Лютик, дома поплачем. Хорошо?

В полицейском участке детей завели в закрытую комнату, в которой кроме стула и стола ничего не было. Инспектор, даже не обернувшись, вышел. Второй мужчина не торопливо устроился за столом. Детям он даже и не подумал предложить занять свободный стул. И только поморщился, когда Майя, без особых церемоний заставила присесть на него брата и встала за его спиной.

— Так как ваши родители мертвы, — Майя слегка сжала плечи вздрогнувшего при этих словах братика, — и названных родителей нет, то вам назначена государственная защита. Я, ваш адвокат и буду, завтра, представлять ваши интересы в суде.

Мужчина весьма пренебрежительно оглядел замерших детей. Потом перевел взгляд на раскрытую папку с бумагами, лежащую перед ним на столе.

— Какой суд?! — Майя недоуменно осмотрелась, как будто пыталась что-то найти.

— Все просто девочка — хмыкнул на ее недоумение мужчина — В связи с гибелью родителей, должен быть определен порядок наследования вами их имущества.

Адвокат открыл папку и достал листок.

— Оно состоит в доме, принадлежавшем вашей матери и некоторых средств на счетах в банке. Кроме того, к вашим родителям есть долговые претензии, которые вы так же наследуете. — Мужчина с иронией глянул на вздумавшую задавать вопросы девочку.

— Этого не может быть! Какие еще претензии?!

— Хм-м, ну что-ж, могу их зачитать. Первое — это долг по налогам за дом. Срок оплаты наступил пять дней назад, и перспектив его уплаты у вас нет.

— Почему? Мы можем их заплатить с денег мамы и папы — этот разговор начинал уже не нравиться девочке.

— Как я вижу, наличных денег в доме найдено не было, есть некоторая сумма на счетах в банке, но они арестованы до назначения наследников, которые, — мужчина уже не скрывая издевки ткнул пальцем по очереди в обоих детей — являются несовершеннолетними. Поэтому доступ к счетам вы сможете получить только по достижении совершеннолетия. Для вас оно наступает только через восемь лет. О вашем брате говорить не приходится. Названные родители у вас так же отсутствуют. Может быть, у вас есть тайный клад из карманных денег?

Дети испуганно замотали головой.

— Ну, вот поэтому вы расплатиться и не можете! Кроме того, машина управляемая вашим отцом разнесла ограждение моста, и стоимость ремонта также лежит долгом на наследниках. Ну, а дальше по мелочи: стоимость спасательной операции, стоимость лечения…

— У нас страховка!!! — Испуганный голосок Майи уже был похож на писк.

— Да, но страховка не покрыла полностью ваше лечение. Так что разница на вас. В общем, сейчас вы должны почти полторы тысячи монет, и взять их вам неоткуда. Дом и счета будут вашими, но получить их сможете только через несколько лет.

— Что же нам делать? — Майя с ужасом смотрела на мужчину, который похоже получал удовольствие от сложившейся ситуации.

— А ничего. Завтра на суде вас признают наследниками с отсрочкой, здесь проблем нет. А что до долгов, то суд признает вас бесперспективными должниками.

— Но ведь это….

— Рабство дорогая, долговое рабство. Много с тебя не выручить, так что на продажу оба пойдете.

— И чему вы так радуетесь? Вы же нас защищать должны!

— А я и защищаю. — Адвокат, уже весло кивнул ей. — Вы наследники? — наследники, Наследство получите? — получите! Ну и что, что с отсрочкой? Защиту ваших интересов я обеспечил. А претензии? — тут уж без перспектив, по долгам надо платить! Эту часть суда я не выиграю.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75

www.litlib.net


Смотрите также