Асприн, РобертМИФЫ. Великолепный МИФ. Книга миф


10 с половиной причин не читать книги МИФа

Андрей ЯкомаскинАндрей Якомаскин

Недавно, в половину первого ночи, меня разбудили сообщения от друга:

— Читаю книгу.

— Игоря Манна.

— «Маркетинг без бюджета».

— Легко, вкусно и немножко даёт в голову.

— У меня сейчас все встаёт на свои места, и я понимаю, в каком крутом месте ты работаешь! (Про мою стажировку в МИФе.)

Я не смог сдержать ярости, надел халат и открыл Word. Плодом этой бессонной ночи и стали 10 с половиной причин не читать книги МИФа. Поехали!

1. Вы наконец-то проведёте время с друзьями

Отложите курс по развитию силы воли и пятую неделю осознанности. Пусть поток книг перестанет выносить вас в домашнее кресло и наконец-то найдётся время, чтобы потусить в клубе.

2. Парадокс выбора больше не будет проблемой

В издательстве выходит 50 книг в месяц, с такой же скоростью растёт ваш «must read list». Это и называется парадоксом выбора. Расслабьтесь, теперь вам не нужно обсуждать каждое путешествие Конюхова и можно обратить внимание на смену ведущего «Пусть говорят».

Помните, как писал Дмитрий Глуховский: «Андрюша-то как же…» ?

парадокс выбораПарадокс выбора. — Источник

3. От вас отстанут назойливые помощники.

Помните, как вы говорили своим друзьям: «Я прочитал „китайское исследование“. С этого дня с начинаю вести здоровый образ жизни. Поддержите меня!». А потом каждую неделю: «Ну как? Держишься?», «Долой мясо! Давай вместе станем вегетарианцами!». А вы ведь просто хотели порадовать подписчиков…

Теперь не нужно бояться, как выразился мой друг, «волшебного леща». Кушайте мясо, спите по 12 часов, а не по 6, и медитацией занимайтесь исключительно во сне.

4. У вас не будет возникать лишних вопросов.

О чём мечтать? Какие ставить цели? Когда выходит новая книга Игоря Манна? Больше не нужно ломать над этим голову. Ведь где поесть, поспать и дату выхода «Игры престолов» — мы и так знаем. Не нарушайте привычный порядок вещей.

Игорь МаннИгорь Манн как бы говорит: «Я написал 5 новых книг». — Источник

5. Вы смените курс.

Раньше нужно было изучать 100 способов изменить жизнь — переживать, внедрять, пробовать и рисковать. Но кто, если не вы, будет изучать 1000 способов оставить всё как есть?

6. Ваш мозг сможет отдохнуть.

Отложите приглашение друзей на на еженедельный «рисовый штурм» или приготовление «супа из камня». Не нужно больше проявлять всюду свою креативность. И вообще, гугл мне сказал, что антонимы к слову «креативный» — «нормальный» , «адекватный».

Поэтому просто порадуйтесь тому, что вы нормальный.

7. Вас перестанут обвинять в эмоциональности.

Вы всем сопереживали, исследовали свои чувства и отрастили второй интеллект — эмоциональный. Теперь вы свободны: не нужно вникать в чужие проблемы или проявлять озабоченность. Обнимите своего кота, свернитесь калачиком и отдохните.

8. Для сотрудников — начальник от вас отстанет.

Хватит рассказывать руководителям про SCRUM и подсовывать план маркетинга на 90 дней. Вас повышали за проявленную инициативу, давали премии, называли «сотрудник тысячелетия». А вы ведь просто хотели увидеть изнутри офис Москва-сити. Вот и ваш шанс.

9. Для начальников — вы отстанете от подчинённых.

Наконец-то сэкономите на корпоративной библиотеке. Пусть кто-то другой набивает на себе 45 татуировок и вникает в размышления Адизеса. Чтобы расставание прошло легко, оставляю следующую поучительную историю.

Сделала сотруднице замечание. На что она возмутилась:

«Вам только и надо, чтоб мы тут работали. Набрали дураков, а теперь хотите из нас сделать гениев!».

ПолкаРадикальный вариант для освобождённой полки в офисе. — Источник

10. Вы станете прекрасным слушателем.

Раньше людям, чтобы с вами разговаривать, нужно было знать, кто такие Тит Нат Хан и Барбара Шер. Теперь нет необходимости делиться откровениями из новой книги — вы можете просто помолчать и послушать собеседника. И отныне, когда услышите вышеупомянутые имена, на ум вам придут максимум восточные приправы и американская музыка.

10,5. Так спокойнее.

Вы перестанете будить посреди ночи друзей, родственников и своего попугая, восторгаясь прочитанной книгой.

Всё. Ярость в моей широкой груди утихла. Теперь серьёзно.

Средневековье позади, «Молот ведьм» давно не бестселлер, а потому за чтение книг и желание развиваться не сжигают. Сообщения вроде тех, что прислал мне друг, на самом деле греют душу и напоминают, зачем мы вообще читаем книги. Словно хорошее вино, они вбирают в себя вкус времени, мест и людей, которые их писали.

Читайте, конечно, читайте книги и ищите те, что подойдут именно вам. Ведь, как и вино, каждая книга ценится букетом идей и мыслей.

P.S. Для тех, кто серьёзно воспринял мой список, оставлю диалог из личного опыта:

— Книги жизни не научат.

— Слушай, может ты как-то не так используешь книги?

Обложка поста: источник

blog.mann-ivanov-ferber.ru

Книга МИФЫ. Великолепный МИФ (сборник) читать онлайн бесплатно, автор Роберт Асприн на Fictionbook

© Robert Asprin, 1978, 1980, 1982,1983, 1984, 1985

© Перевод. В. Федоров, 2015

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015

Еще один великолепный МИФ

Another fine myth – у Роберта Асприна почти во всех названиях обыгрывается созвучность слова myth со словами и словообразующими частицами miss, mess, mis- и тому подобными.

Another fine mess – «Еще одна крутая передряга» – самый распространенный рекламный слоган чуть ли не ко всем фильмам, в которых снимались знаменитые комики 30-х годов прошлого века Лорел и Харди. В каждом фильме их герои за что ни брались – все приводили в беспорядок (mess) или попросту ломали.

Эта книга посвящается Борку Неподражаемому (известному меньшему числу смертных как Джордж Хант), чья грубоватая, но преданная дружба помогла мне преодолеть не один кризис в прошлом… и смею надеяться – поможет и в будущем!

Глава первая

Есть многое на свете, друг Горацио,

Что и не снилось нашим мудрецам.

Гамлет1   Читатель должен помнить, что к эпиграфам, открывающим каждую главу «МИФических историй», не следует относиться слишком серьезно. – Примеч. ред.

[Закрыть]

Одно из немногих все искупающих качеств наставников, я полагаю, заключается в том, что при случае их можно одурачить. Это было верно, когда мать учила меня читать, это было верно, когда отец пытался сделать из меня фермера, и это верно теперь, когда я обучаюсь магии.

– Ты совсем не практиковался! – прервал мои размышления резкий упрек Гаркина.

– А вот и нет! – возразил я. – Просто это очень трудное упражнение.

Словно в ответ левитируемое мною перо начало дрожать и колебаться в воздухе.

– Ты не сосредоточиваешься, – обвинил он меня.

– Это ветер, – не согласился я.

Мне хотелось добавить: «От того, что ты так орешь», – но я не посмел. Гаркин в самом начале наших уроков продемонстрировал свое неумение ценить дерзких учеников.

– Ветер! – презрительно фыркнул он, передразнивая меня. – Вот как надо, болван!

Мой мысленный контакт с предметом моей сосредоточенности прервался, и перо вдруг взмыло к потолку. Там оно дернулось и остановилось, словно вонзившись во что-то, хотя все еще находилось в футе от деревянных стропил, потом оно стало медленно вращаться вокруг своей оси, а затем перевернулось и заскользило по невидимому кругу, словно подхваченный смерчем лист.

Я набрался смелости и посмотрел на Гаркина. Он развалился в кресле, свесив ноги, и явно посвящал все свое внимание пожиранию жареной ножки ящероптицы – могу добавить, пойманной мною. Ничего себе сосредоточенность!

Тут он вдруг поднял голову, и наши глаза встретились. Отворачиваться было слишком поздно, и поэтому я просто поглядел на него в ответ.

– Проголодался? – Посреди его вымазанной жиром седоватой бороды вдруг обнаружилась волчья усмешка. – Тогда покажи мне, много ли ты напрактиковался.

Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что он имел в виду, затем я с отчаянием поднял глаза. Перо медленно снижалось и было уже на высоте плеча. Заставив внезапное напряжение покинуть тело, я мысленно протянул руку. Мягко, образуя подушку, не сшибая его…

Перо остановилось в двух ладонях от пола. Я услышал тихий смешок Гаркина, но не позволил ему нарушить мою сосредоточенность. Три года я не давал перу коснуться пола, не дам и сейчас.

Медленно-медленно я поднял перо, пока оно не остановилось на уровне глаз. Затем, обернув его мыслью, стал вращать вокруг своей оси, после чего заставил перевернуться. В ходе моих экзерсисов движения пера были не такими гладкими и уверенными, как тогда, когда этим занимался Гаркин, но оно безошибочно двигалось по заданному ему пути.

Хотя с пером я не практиковался, но все же практика в левитации у меня была. Когда Гаркин отсутствовал или был занят собственными исследованиями, я посвящал большую часть своего времени левитированию металлических предметов – если точнее, ключей. Каждому виду левитации присущи свои особые проблемы. С металлом трудно работать, потому что это материал инертный. Перо, когда-то бывшее частью живого существа, откликалось легче… намного легче. Для поднятия металла требовалось усилие, для маневрирования пером требовалась ловкость. Из этих двух материалов я предпочитал металл. Мне виделось прямое применение навыка работы с ним в выбранной мной профессии.

– Уже прилично, малец. А теперь положи его обратно в книгу.

Я улыбнулся про себя.

Книга лежала в раскрытом виде на краю рабочего стола. Я опустил перо по плавной ленивой спирали, давая ему слегка пройтись по страницам, поднял вверх по крутой дуге, остановил и повел обратно. Когда оно во второй раз приблизилось к книге, я высвободил часть своего мозга для броска вперед. Перо чиркнуло по страницам, книга захлопнулась, словно челюсти голодного хищника, схватив мой снаряд на лету.

– Хм-м-м… – протянул Гаркин. – Чуточку напоказ, но эффектно.

– Всего лишь малость из того, что я разработал, пока практиковался, – небрежно бросил я, мысленно протянув руку к другой ножке ящероптицы. Однако, вместо того чтобы грациозно проплыть к моей ожидающей руке, она осталась на деревянной тарелке, словно пустила корни.

– Не так быстро, мой маленький воришка. Значит, ты практиковался, да? – Он задумчиво гладил бороду, не выпуская из руки полуобгрызенной кости.

– Разумеется, разве незаметно? – Мне пришло в голову, что Гаркина не так легко одурачить, как иногда кажется.

– В таком случае я хотел бы посмотреть, как ты зажжешь свечу. Если ты практиковался так много, как утверждаешь, это должно быть для тебя легко.

– Я не возражаю против попытки, но, как ты сам столько раз говорил, уроки не даются одинаково легко.

Хоть я и напускал на себя уверенный вид, настроение у меня упало, когда в ответ на вызов Гаркина большая свеча проплыла к рабочему столу. За четыре года попыток я все еще не преуспел в этом упражнении. Если Гаркин собирался не подпускать меня к еде, пока я не научусь, мне, видимо, долгое время придется оставаться голодным.

– Послушай, о Гаркин, мне пришло в голову, что я, вероятно, лучше сосредоточусь на полный желудок.

– А мне пришло в голову, что ты меня обманываешь.

– Разве нельзя…

– Приступай, Скив.

Коль скоро он назвал меня по имени, его было уже не поколебать. Уж это-то я за годы общения с ним усвоил. Малец, вор, идиот, репоголовый – не слишком приятные имена, тем не менее, пока он называл меня одним из них, на него еще можно было повлиять. Но как только он прибегал к моему настоящему имени, дело это становилось безнадежным. И впрямь огорчительное положение, когда звук твоего собственного имени становится дурным предзнаменованием.

Ну, если уж уклониться никак нельзя, значит, придется просто стараться изо всех сил. Для такого дела не может быть никаких полуусилий или показной сосредоточенности. Мне придется использовать каждую унцию моих сил и умения для вызова мощи.

Я отвлеченно изучал свечу, отгораживая предстоящее усилие от своего сознания. Помещение, в котором мы находились, заваленный всякой всячиной рабочий стол, Гаркин, даже мой собственный голод постепенно померкли, когда я сфокусировался на свече, хотя давно уже запомнил все ее особенности.

Свеча была толстая, почти шести дюймов в диаметре, чтобы уравновесить ее десятидюймовую высоту. На ее поверхности я вырезал многочисленные мистические символы, старательно скопировав их по указаниям Гаркина с его книг; правда, многие из них были частично уничтожены затвердевшими ручейками воска. Свеча горела много долгих часов, освещая мои занятия, но всегда зажигалась от огня в очаге, а не от моих усилий.

Негативное мышление. Прекрати.

На этот раз я зажгу свечу. Я зажгу ее, потому что нет никаких причин, почему бы мне ее не зажечь.

Сознательно углубляя дыхание, я начал накапливать мощь. Мой мозг сузился еще больше, пока в сознании не осталось только одно – свернувшийся, почерневший фитиль свечи.

Я – Скив. Мой отец – фермер, неразрывно связанный с землей. Моя мать была образованной женщиной. Мой учитель – мастер-маг. Я – Скив, я зажгу эту свечу.

Я почувствовал, что сам становлюсь теплым, когда во мне начала нарастать энергия. Я сфокусировал жар на фитиле. Подобно своему отцу, я черпаю силы от земли. Знания, данные мне матерью, подобны линзе, они дают мне возможность сфокусировать то, что я приобрел. Мудрость моего учителя направляет мои усилия на те точки вселенной, которые, вероятнее всего, поддадутся моей воле. Я – Скив.

Свеча оставалась незажженной. Теперь на лбу у меня выступил пот, я начал дрожать от усилий. Нет, это неправильно. Мне не следует напрягаться. Расслабься. Не пытайся нажимать. Напряженность мешает течению энергии. Надо дать ей перетекать свободно, служить ей пассивным проводником. Я удвоил свои усилия, одновременно заставив себя расслабиться, сознательно давая мышцам лица и плеч обмякнуть.

Течение стало заметно интенсивнее. Я почти видел, как энергия струится от меня к моей цели. Я вытянул палец, который еще больше сфокусировал энергию. Свеча оставалась незажженной.

Я не могу этого сделать. Негативное мышление. Прекрати. Я – Скив. Я зажгу свечу. Мой отец… Нет… Негативное мышление. Не полагайся по части своей силы на других. Я зажгу свечу, потому что я – Скив.

За эту мысль я был вознагражден внезапным приливом энергии. Я умножил усилия, опьяняясь мощью. Я – Скив. Я сильнее любого из них. Я сбежал от попыток отца приковать меня к плугу, как он приковал моего брата. Моя мать умерла из-за своего идеализма, но я использовал ее наставления, чтобы выжить. Мой учитель – доверчивый дурак, взявший в ученики вора. Я обставлю их всех. Я – Скив. Я зажгу свечу.

 

Теперь я парил. Я сознавал, какими карликами делали мои способности тех, кто меня окружал. Не важно, зажгу я свечу или нет. Я – Скив. Я – могуч.

Я почти с презрением мысленно протянул руку и коснулся фитиля. Словно в ответ на мою волю появилось маленькое яркое тление.

Пораженный, я выпрямился, не вставая с табурета, и моргнул, глядя на свечу. Когда я это сделал, тление исчезло, оставив в память о себе маленький белый дымок. Я слишком поздно сообразил, что нарушил сосредоточенность.

– Великолепно, малец!

Гаркин вдруг оказался рядом со мной, с энтузиазмом колотя меня по плечу. Долго ли он тут был, я не знал и не интересовался.

– Она погасла, – уныло проговорил я.

– Это не важно. Ты зажег ее. Теперь у тебя есть уверенность в своих силах. В следующий раз это будет легче, совсем легко. Клянусь звездами, мы еще сделаем из тебя мага. Но ты, должно быть, проголодался.

Я едва успел вовремя поднять руку и перехватить оставшуюся ножку ящероптицы, прежде чем та шмякнула меня по лицу. Она уже остыла.

– Не стану скрывать, малец, я уже начал отчаиваться. Чем труден для тебя был этот урок? Разве тебе не приходило в голову, что ты смог бы воспользоваться этим заклинанием для получения добавочного света при необходимости взломать замок или же для вызова пожара, чтобы отвлечь внимание?

– Я думал об этом, но добавочный свет может как раз привлечь внимание. Что же касается пожара, то, боюсь, при этом кто-то может пострадать. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал, я просто…

Я остановился, слишком поздно сообразив, что говорю. Тяжелый удар Гаркинова кулака отправил меня с табурета на пол.

– Так я и думал! Ты все еще замышляешь стать вором! Ты хочешь использовать мою магию для краж!

Он был ужасен в своей ярости, но на сей раз я дал ему отпор.

– Ну и что из того? – огрызнулся я. – Это куда лучше, чем голодать. И вообще, что хорошего в том, чтобы быть магом? Я хочу сказать, твой здешний образ жизни вызывает у меня просто неудержимое желание достичь того же!

Я показал на замусоренную комнату, составлявшую все внутреннее пространство хижины.

– Послушайте, как жалуется этот волчонок, – фыркнул Гаркин. – Мой образ жизни был достаточно хорош, когда зима выгнала тебя из леса воровать. «Это куда лучше, чем спать под кустом», – сказал ты.

– И все еще лучше. Вот почему я все еще здесь. Но я не собираюсь провести здесь остаток своей жизни. Прятаться в лесной избушке – не то будущее, о котором я мечтаю. Ты жил, питаясь кореньями и ягодами, пока не пришел я и не начал ловить мясо на жаркое. Может, ты, Гаркин, так и представляешь себе счастливую жизнь, но я – нет!

Несколько долгих мгновений мы прожигали друг друга взглядами. Теперь, выплеснув гнев, я начал ощущать страх, и немалый. Даже не имея обширного опыта в данной области, я подозревал, что насмехаться над магом – не самый лучший способ обеспечить себе надежное и сытое будущее.

Удивительно, но первым уступил Гаркин. Он вдруг опустил взгляд и склонил голову, предоставив мне на обозрение редкое зрелище нечесаной массы волос у него на макушке.

– Наверное, ты прав, Скив. – Голос его стал странно мягким. – Наверное, я показал тебе только трудности магии, ее труды, но не вознаграждение за них. Я постоянно забываю, сколь принижена магия в этих краях.

Он поднял глаза и снова встретился со мной взглядом, и я вздрогнул, как от удара. В глазах его не было гнева, но в их глубине горел никогда раньше не виданный мною огонь.

– Так знай же, Скив, что не все края похожи на этот и я не всегда был таким, каким ты видишь меня сейчас. В краях, где магию признают, вместо того чтобы страшиться, как здесь, те, кто находится у власти, уважают магов и приглашают к себе на службу. Там умелый и умеющий держать себя в руках маг может нажить в сто раз больше богатства, чем ты рассчитываешь добыть воровством, и приобрести такую власть, что…

Он вдруг оборвал речь и помотал головой, словно прочищая ее. Когда он вновь открыл глаза, огонь, увиденный мною ранее ярко горящим, теперь, казалось, едва тлел.

– Но слова не производят на тебя впечатления, не так ли, малец? Пойдем, я устрою для тебя небольшую демонстрацию той власти, которую ты однажды сможешь держать в своих руках, если будешь как следует учить уроки.

Веселость в его голосе была принужденной. Я согласно кивнул, отвечая его горящему взгляду. Собственно, никаких демонстраций мне не требовалось. Его тихая краткая речь нагнала на меня куда больше благоговейного страха, чем любая гневная тирада или демонстрация, но мне не хотелось возражать ему в такой момент.

Вряд ли Гаркин даже заметил мой кивок. Он уже шагал к большой пентаграмме, навсегда начертанной на полу хижины. На ходу он не глядя повел рукой, и покрытая сажей медная жаровня шмыгнула со своего места в углу, чтобы встретить его в центре пентаграммы.

У меня хватило времени подумать о том, что именно эта жаровня и привлекла меня впервые к Гаркину. Я вспомнил, как в первый раз заглядывал в окно его избушки, стараясь распознать и зафиксировать ценные предметы для последующей кражи. Я увидел Гаркина таким же, каким столь часто видел его с тех пор, – беспокойно вышагивающим взад-вперед по помещению, уткнувшись носом в книгу. Это и так было удивительным зрелищем, ибо чтение – не самое обычное времяпрепровождение в этой местности. Но мое внимание захватила жаровня. Она скакала по помещению, следуя за Гаркином, словно нетерпеливый щенок, который слишком воспитан, чтобы из дружеских чувств прыгнуть на своего хозяина. Тем временем Гаркин оторвался от книги, задумчиво уставился на свой рабочий стол, а затем кивнул, приняв решение, и повел рукой в воздухе. Из кучи всякой всячины поднялся горшок с неизвестным содержимым и подплыл к поджидавшей его руке. Гаркин поймал горшок, снова сверился с книгой и, не поднимая глаз, что-то из него вылил. Быстрая, как кошка, жаровня протиснулась ему под руку и поймала вылитое, прежде чем оно достигло пола. Вот так я и познакомился с магией.

Что-то мгновенно вернуло мое внимание обратно к настоящему. Что именно? Я проверил, как дела у Гаркина. Нет, он все еще трудился, полускрытый плавающими облаками пузырьков и кувшинов, что-то бормоча, когда выдергивал один из них из воздуха и добавлял его содержимое в жаровню. Над чем бы он там ни трудился, зрелище обещало быть захватывающим.

Затем я снова услышал это – приглушенный шаг за стеной избушки. Но это же было невозможно! Гаркин всегда устанавливал… Я начал копаться в памяти. Я не мог вспомнить, установил ли Гаркин на этот раз защиту, прежде чем приступить к работе. Нелепо. Осторожность была первым и самым важным делом, что вдолбил в меня Гаркин, и составная часть этого дела – устанавливать защиту каждый раз. Забыть он, конечно, не мог… просто был слишком занят другими мыслями.

Я все колебался, не следует ли мне попытаться прервать труд Гаркина, когда он вдруг отступил на шаг от жаровни. Его взгляд парализовал меня, и предупреждение умерло в моем горле. Не время было напоминать о реальности. Глаза Гаркина вновь сверкали огнем, сильнее, чем прежде.

– Даже из демонстрации следует извлекать урок, – поучающе заявил он. – Контроль, Скив, контроль – это оплот магии. Бесконтрольная сила – это катастрофа. Вот почему ты практикуешься с пером, хотя можешь передвигать куда более крупные предметы. Контроль. Даже твои скудные силы были бы без него опасны, и я не стану учить тебя большему, пока ты не научишься этому контролю.

Он осторожно вышел из пентаграммы.

– Чтобы продемонстрировать тебе важность контроля, я сейчас вызову демона, существо из другого мира. Он могуч, жесток и злобен и убьет нас обоих, если дать ему шанс. И все же, несмотря на это, нам незачем его бояться, потому что он будет находиться под контролем. Он не сможет причинить нам вреда, нам или чему бы то ни было в этом мире, покуда он заключен в этой пентаграмме. А теперь смотри, Скив. Смотри и учись.

Сказав это, Гаркин опять повернулся к жаровне. Он развел руки в стороны, и, когда это сделал, разом ожили пять свечей по углам пентаграммы и линии ее запылали жутким голубым светом. Несколько минут стояла полная тишина, а затем Гаркин принялся тихо бормотать что-то нараспев. Из жаровни появилась ниточка дыма, но вместо того чтобы подниматься к потолку, дым потек на пол и начал собираться в небольшое облако, которое бурлило и пульсировало. Пение Гаркина сделалось громче, и облако выросло, потемнело. Жаровню было уже почти не видно, но там, в глубине облака… что-то приобретало очертания…

– Иштван шлет тебе привет, Гаркин!

При этих словах я чуть не выпрыгнул из собственной кожи. Они прозвучали внутри хижины, но не из пентаграммы! Я резко обернулся к их источнику. В дверях стояла фигура, ослепительная в своем сверкающем золотом плаще. Какой-то безумный миг я думал, что это демон ответил на призыв Гаркина. В следующий момент я увидел арбалет. Это был человек, спору нет, но взведенный и заряженный арбалет в его руках мало способствовал моему душевному спокойствию.

Гаркин даже не обернулся посмотреть.

– Не сейчас, дурак! – рявкнул он.

– Охота была долгой, Гаркин, – продолжал тот, словно не расслышав. – Ты хорошо спрятался, но не надеялся же ты и в самом деле скрыться от…

– Как ты смеешь?! – Ужасный в своем гневе, Гаркин резко повернулся, оторвавшись от своего занятия.

Теперь вошедший увидел лицо Гаркина, увидел его глаза. Лицо гостя исказилось в гротескной маске страха. Он рефлекторно выпустил стрелу из арбалета, но опоздал. Я не увидел, что именно сделал Гаркин, все произошло слишком быстро, но обладатель золотого плаща вдруг исчез в снопе пламени. Он пронзительно закричал в агонии и упал на пол. Пламя исчезло так же внезапно, как и появилось, оставив только дымящийся труп как доказательство того, что оно действительно было.

Несколько мгновений я оставался приросшим к месту, прежде чем смог двигаться или хотя бы говорить.

– Гаркин… – произнес я наконец. – Я… Гаркин!

Тело Гаркина мешком лежало на полу. Я одним прыжком очутился рядом с ним, но было слишком поздно. Из его груди торчала в безмолвной окончательности стрела арбалета. Гаркин дал мне свой последний урок.

Когда я нагнулся, чтобы коснуться его тела, то заметил нечто такое, от чего у меня кровь застыла в жилах. Его труп полускрывал погасшую свечу в северном углу пентаграммы. Линии больше не пылали голубизной. Защитное заклинание пропало.

Мучительным усилием я поднял голову и встретился взглядом с парой желтых с крапинками золота глаз – глаз, не принадлежащих этому миру.

Глава вторая

Вещи и обстоятельства не всегда таковы, какими они кажутся.

Мандрагора

Однажды в лесу я оказался лицом к лицу со змеекошкой. В другой раз я столкнулся с паукомедведем. Теперь, встретившись с демоном, я решил вести себя по образцу, спасшему мне жизнь в вышеупомянутых ситуациях. Я замер… По крайней мере задним числом я хотел бы думать, что это был преднамеренный, рассчитанный поступок.

Демон растянул губы в презрительной усмешке, открывая двойной ряд острых как иглы зубов.

Я подумывал, не изменить ли мне принятый образ действий. Подумывал, не упасть ли мне в обморок.

Демон провел по губам пурпурным языком и медленно протянул ко мне когтистую лапу. Это решило вопрос! Я рванул назад, не грациозным кошачьим прыжком, а припав на четвереньки. Удивительно, с какой скоростью можно передвигаться таким способом при надлежащем вдохновении. Я сумел развить немалую прыть, прежде чем врезался с разгону головой в стенку.

– Га-а… – произнес я. Может показаться, что это не бог весть что, но в то время это было самое спокойное выражение боли и ужаса, какое я мог придумать.

Услышав мой голос, демон, казалось, поперхнулся. У него вырвалось несколько разных звуков, а затем он начал смеяться. Это был не низкий угрожающий смех, а смех восторженный, смех от всей души того, кто только что увидел что-то до истерики забавное.

Я же находил его тревожным и обидным. Обидным потому, что у меня росло подозрение, что источником его веселья являюсь я; а тревожным… ну, он же был демон, а демоны…

– Холодные, злобные и кровожадные, – выдавил сквозь смех демон, словно прочитав мои мысли. – Ты купился на всю эту ерунду, так ведь, малыш?

– Прошу прощения? – переспросил я, потому что не мог придумать, что еще сказать.

 

– У тебя что-то неладно с ушами? Я сказал: «Холодные, злобные…»

– Я слышал. Я хотел узнать, что вы имеете в виду.

– Я имею в виду, что ты был запуган до оцепенения хорошо подобранными словами моего коллеги, держу пари. – Он ткнул большим пальцем в сторону тела Гаркина. – Извиняюсь за спектакль. Я почувствовал, что для просветления трагического в общем-то момента необходим оттенок комического – для контраста.

– Комического?

– Ну, на самом деле я не мог упустить такого случая. Видел бы ты свое лицо!

Он усмехнулся про себя, выходя из пентаграммы, и начал лениво осматривать помещение.

– Так, значит, это новое жилище Гаркина, а? Какая дыра! Кто бы мог подумать, что он дойдет до этого!

Сказать, что я был сбит с толку, было бы преуменьшением. Я не знал точно, как полагается действовать демону, но уж определенно не так.

Я мог бы метнуться к двери, но, похоже, я не подвергался непосредственной опасности. Либо это странное существо не собирается причинять мне никакого вреда, либо оно было уверено в своей способности остановить меня, даже если я попытаюсь бежать. Ради сохранности своей нервной системы я решил исходить из первого предположения.

Демон продолжал изучать хижину, а я изучал его. Он был гуманоидом, то есть имел две руки, две ноги и голову. Он не отличался высоким ростом, но обладал могучим телосложением, немногим шире человеческих плечами и сильной мускулатурой; но человеком он не был. Я хочу сказать, что не часто видишь безволосых людей с темно-зеленой чешуей, покрывающей тело, и плотно прижатыми к голове заостренными ушами.

Я решил рискнуть задать вопрос.

– Э… извините, пожалуйста.

– Да, малыш.

– Э… вы ведь демон, не правда ли?

– А? О да, я полагаю, можно сказать, что я демон.

– Тогда позвольте вас спросить: почему вы не ведете себя как демон?

Демон бросил на меня преисполненный отвращения взгляд, а затем мученически возвел глаза к потолку.

– И все-то он критикует. Вот что я тебе скажу, малыш: тебе стало бы лучше, если бы я перегрыз тебе зубами горло?

– Ну нет, но…

– И если уж на то пошло, кто ты вообще такой? Ты случайно оказался рядом или пришел вместе с убийцей?

– Я с ним, – поспешил ответить я, показывая дрожащей рукой на тело Гаркина. Это замечание – насчет перегрызания мне горла – снова разволновало меня. – Или по крайней мере был с ним. С Гаркином, тем, кто вызвал… его! Я его… Я был его учеником.

– Кроме шуток? Ученик Гаркина? – Он начал двигаться ко мне, протягивая руку. – Рад, это… Что случилось?

Когда он двинулся ко мне, я начал от него отступать. Я пытался делать это небрежно, но он заметил.

– Ну… это… вы же демон.

– Да. Ну и что из этого?

– Э… ну, предполагается, что демон…

– Эй, малыш, расслабься. Я не кусаюсь. Слушай, я старый приятель Гаркина.

– Мне показалось, вы сказали, что вы демон…

– Совершенно верно. Я из другого измерения. Демонстратор измерений или, для краткости, демон. Усек?

– А что такое измерение?

Демон нахмурился.

– Ты уверен, что был учеником Гаркина? Я имею в виду, разве он тебе ничего не рассказывал об измерениях?

– Нет, – ответил я. – То есть да, я его ученик, но он никогда ничего не говорил о демонстраторе…

– Измерений, – продолжил он. – Ну, измерение – это другой мир, на самом деле один из нескольких миров, существующих одновременно с этим, но в других плоскостях. Поспеваешь за мной?

– Нет, – признался я.

– Ну, просто допусти, что я из другого мира. Так вот, в том мире я маг, точно такой же, как Гаркин. У нас действует программа обмена, по которой мы можем вызывать друг друга через барьер, чтобы произвести впечатление на учеников коллеги.

– Вы ведь сказали, что вы демон, – подозрительно сказал я.

– Я и есть демон! Слушай, малыш. В моем мире демоном был бы ты, но в данный момент я – в твоем, и потому демон – я.

– Вы ведь сказали, что вы маг.

– Просто не могу поверить! – в гневе воззвал демон к небесам. – Я стою здесь и спорю с каким-то хамом-учеником… Слушай, малыш, – он снова парализовал меня взглядом, – давай попробуем так: ты пожмешь мне руку или я вырву тебе сердце.

Ну, если ставить вопрос так… Я хочу сказать, в ту минуту, когда он сорвался, вспылил и принялся кричать, он показался мне точь-в-точь таким же, как Гаркин. Это придавало достоверность его претензиям на дружбу с бывшим моим учителем. Я взял протянутую руку и осторожно пожал ее.

– Я… меня зовут Скив.

Его рукопожатие было холодным, но твердым. Настолько твердым, что я не смог отнять свою руку так быстро, как мне бы того хотелось.

– Рад с тобой познакомиться. Я – Ааз.

– Оз?

– Не родня.

– Не родня кому? – спросил я, но он уже снова изучал помещение.

– Ну, здесь, конечно, нет ничего, что могло бы стать предметом вожделения его собратьев. Раннепервобытная обстановка, терпеть ее можно, но особенно за ней не гоняются.

– Нам она нравилась, – довольно жестко заметил я. Теперь, когда я преодолел испуг, мне не понравилось презрение в его голосе. Хижина была не бог весть что, и я, разумеется, не испытывал к ней особой привязанности, но мне не по душе была его критика.

– Не сердись, малыш, – легко сказал Ааз. – Я ищу мотив, вот и все.

– Мотив?

– Причину того, почему кто-то пришил старину Гаркина. Я не очень увлекаюсь местью, но он был моим собутыльником, и это дело возбудило мое любопытство.

Он прервал свое изучение помещения и обратился прямо ко мне:

– А как насчет тебя, малыш? Тебе ничего не приходит на ум? Какие-нибудь соблазненные им молочницы или обманутые фермеры? У тебя, знаешь ли, тоже есть в этом интерес. Следующей мишенью можешь оказаться ты.

– Но ведь сделавший это парень убит, – показал я на обугленный ком на полу. – Разве на этом дело не кончается?

– Проснись, малыш. Разве ты не видел золотого плаща? Это был профессиональный убийца. Его кто-то нанял, и этот кто-то наймет и другого.

По спине у меня пробежал холодок. Я действительно не подумал об этом. Я начал искать в памяти какой-нибудь ключ к происшедшему.

– Ну… он сказал, что его послал Иштван.

– Что за Иштван?

– Не зна… минутку. Вы хотите сказать, что следующей мишенью могу стать я?

– Ловко, а? – Ааз держал в руке золотой плащ. – Подкладка такая, что можно носить наизнанку. А я-то всегда дивился, как это выходит, что никто не замечает их, пока они не изготовятся к прыжку.

– Ааз…

– Хм-м-м? О, я не собирался тебя пугать. Просто если кто-то провозгласил открытым сезон охоты на магов вообще или на Гаркина в частности, то у тебя могут возникнуть некоторые… Здрасьте! А это что?

– Что – «это»? – спросил я, пытаясь рассмотреть его находку.

– Это, – ответил он, высоко поднимая свой трофей. – Кажется, я здесь не единственный демон.

Это была голова, явно принадлежавшая убийце. Она сильно обуглилась, в некоторых местах проглядывали кости. Мое естественное отвращение к этому зрелищу только усилилось при виде кое-каких очевидных черт лица. Подбородок и уши у головы оказались неестественно заостренными, а изо лба выступали два коротких тупых рога.

– Дьявол! – в ужасе воскликнул я.

– Что? А, девол. Он не с Девы, он с Бесера, бес. Разве Гаркин ничему тебя не научил?

– Они снова явятся? – спросил я, проигнорировав его вопрос.

Но Ааз был занят хмурым разглядыванием головы.

– Вопрос в том, кто был настолько туп, чтобы нанимать в убийцы беса? Единственный, кто мне приходит на ум, это Иштван, но такое невозможно.

– Но ведь именно он это и сделал. Разве вы не помните, я же рассказывал…

– По-моему, ты сказал «Иштван».

– Сказал. Минутку, а что сказали вы?

– Я сказал «Иштван». Ты что, не чувствуешь разницы?

– Нет, – признался я.

– Хм-м-м… Она, должно быть, слишком тонка для человеческого уха. А, ладно. Не имеет значения. Это все меняет. Если Иштван опять взялся за свои старые фокусы, нельзя терять времени. Эй, минуточку! А это что такое?

– Это арбалет, – заметил я.

– С бронебойными стрелами, снабженными теплоискателями? Такое является нормой в этом мире?

– Теплоискатели?

– Не важно, малыш. Я так не думаю. Ну, это все меняет. Мне лучше быстренько выписаться из номера.

Он начал уходить в пентаграмму. Я вдруг сообразил, что он готовится к отбытию.

– Эй! Подождите минутку! Что происходит?

– Слишком долго объяснять, малыш. Может быть, как-нибудь встретимся еще раз.

– Но вы же сказали, что следующей мишенью могу быть я!

– Да, ну так уж сложилось. Вот что я тебе скажу. Пускайся в бега, и, может, они тебя не найдут, пока все не кончится.

У меня закружилась голова. События происходили слишком быстро для моего мышления. Я все еще не знал, кем или чем был этот демон, следует ли мне доверять ему, но я знал одно: ситуация была мне явно не по зубам и в моем распоряжении не было никого лучше этого Ааза на роль союзника.

– А вы не могли бы мне помочь?

– Нет времени. Я должен двигаться.

– А нельзя ли мне отправиться с вами?

– Ты будешь просто путаться под ногами, может быть, даже навлечешь на меня гибель.

– Но без вас погибну я!

fictionbook.ru

Читать книгу Миф 12(нечто омифигенное) »Асприн Роберт »Библиотека книг

МИФ — 12

Роберт АСПРИН

НЕЧТО ОМИФИГЕННОЕ

Этот том посвящен Эрику Дель Карло — моему новому партнеру по перу и другу, который вернул меня на писательский путь, заставив вспомнить, что сочинение книг — дело веселое и захватывающее, а не унылый долг, который следует неукоснительно исполнять.

ОТ АВТОРА

Для тех, кто, открывая это сочинение, впервые встречается с МИФороманами, возможно, было бы небесполезно заглянуть в глоссарий «Кто есть кто и что есть что», помещенный в конце книги. Это поможет ему хоть немного уловить смысл происходящего.Если же вы из тех закаленных фанатов, которые (как я надеюсь) ожидали появления этого опуса с момента выхода в свет в 1994 году «Сладостного МИФа, или МИФтерии жизни», то получайте на всю катушку. Поскольку с тех пор прошло восемь лет, я советую вам перечитать упомянутое творение, чтобы снова быть в курсе дел.Для меня же это было семнадцатилетнее испытание, начавшееся в 1985 году, когда я приступил к сочинению книги «Корпорация М.И.Ф. — связующее звено».Хочу пояснить. Первые шесть книг серии МИФ были написаны по отдельным контрактам: на один, еще один, два и еще два тома, по мере того как возрастала их популярность. В то время юмор в жанре фэнтези не считался прибыльным товаром. (Мое МИФотворчество наряду с серией «Ксанф» Пирса Энтони коренным образом изменило это представление.) Как бы то ни было, но в то время издатели были готовы нырнуть в омут лишь ОДНОЙ веселой книги. Когда тираж расходился, они заключали новый договор. Затем договоры были заключены на два тома и потом еще на два. И вот в 1984–1985 гг. мне предложили контракт на шесть книг серии. В то время я, естественно, не сомневался, что смогу выдавать по паре опусов в год. (Если хотите познакомиться с рассуждениями автора на эту тему более подробно, обратитесь к «Корпорации М.И.Ф. в действии».)Гораздо более важным было то, что для меня открывалась возможность писать свои картины на больших по размеру «холстах». Если раньше я был вынужден закруглять повествование в одной книге или в лучшем случае сохранить несколько элементов, которые могли бы перекочевать в следующую, то теперь для своих игр я получил целых шесть томов. В результате в седьмой книге («Корпорация М.И.Ф. — связующее звено») появились новые персонажи и сюжетные ходы, которые я использовал для развития фабулы очередных томов серии.Повествование, начиная с тома восьмого («МИФонаименования и извергения») вплоть до тома двенадцатого (его вы сейчас держите в руках), берет начало в седьмой книге. Практически это один рассказ, разбитый на сегменты размером в роман. (Впрочем, это не совсем точно. Одиннадцатый том, именуемый «МИФфия невыполнима», явился шагом в сторону; причины, толкнувшие меня на этот шаг, объяснены в предисловии к книге.) То сочинение, которое вы, видимо, намерены прочитать (во всяком случае, я на это надеюсь), имеет прямое отношение к событиям «Сладостный МИФ, или МИФтерия жизни» (книга десятая) и завершает похождения героев, связанные с Поссилтумом, Извром и Цикутой.Этот роман — последний по контракту и завершает двадцатитрехлетний цикл моих писаний об Аазе и Скиве. Я не могу не видеть в этом конца одной и начала другой эры.Вы ждали этой книги очень долго. Мне остается лишь надеяться на то, что она доставит вам удовольствие и ожидание ваше окажется не напрасным.

Роберт Линн АспринФевраль 2002 г.

Снова Корпорация М.И.Ф., или Нечто оМИФигенное

ПРОЛОГ

По всей стране — из города в деревню, от уличного торговца до крестьянина — со скоростью лесного пожара распространялся слух, что некогда идиллическое королевство оказалось под пятой могущественного колдуна, который держит королеву на коротком поводке.Хотя простой народ, как правило, почти не интересуется тем, кто им правит, а на дворцовые интриги вообще плюет, на сей раз дело обстояло совсем иначе.Даже случайному наблюдателю было понятно, что колдун этот прямо-таки купается в Черной Магии. В коридорах дворца полным-полно демонов, у которых он открыто испрашивает совета. Другим бесспорным свидетельством его принадлежности к иному миру является то, что колдун в качестве домашнего зверька держит злобного дракона... Явление настолько необычное, что даже самые рьяные защитники окружающей среды считали подобное поведение ненормальным и тревожащим. А тех, кто при упоминании о магии и прочих сверхъестественных силах лишь скептически ухмылялся, пугали слухи другого сорта. Поговаривали, что этот якобы маг связан с криминальным подпольем и оказывает бандитам политическую поддержку, а те в обмен на эту услугу помогают ему держать население под каблуком.Однако даже с учетом всех вышеперечисленных обстоятельств люди вполне могли наплевать на перемену власти, если бы не один прискорбный факт: власть повысила налоги. По правде говоря, даже после нового подъема налоги недотягивали и до половины того, что приходилось платить некоторое время назад, но люди увидели в этом мрачное предзнаменование. Если колдуну удалось изменить тенденцию понижения налогов на тенденцию их роста, то где, позволительно будет спросить, он остановится?Одним словом, всем было понятно: необходимо что-то предпринимать.Люди, которые никогда не считали себя героями, начали — как в одиночку, так и группами — размышлять, как свергнуть тирана. В воздухе витали глухие угрозы. Хотя заговорщики резко различались по роду занятий, образованию и интеллектуальным возможностям, их общая масса практически гарантировала избавление королевства от человека, жиреющего на страданиях подданных... человека, которого они называли Великий Скив.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Если и есть нечто, чему нельзя обучиться, выступая в качестве крутого братка, так это искусство проведения деловых совещаний.В производственных собраниях (мы их называем разборками) Синдиката обычно участвует очень мало людей (чтобы свести к минимуму число потенциальных свидетелей), а повестка дня, как правило, ограничивается рассказом о возникшей проблеме, с минимально возможным количеством деталей. Заканчивается деловая встреча очень простым решением: «Разберитесь с этим!» Научиться в ходе таких деловых совещаний искусству выуживать и выслушивать мнения других участников так же трудно, как и умению проводить типа пресс-конференции.Тем не менее, я оказался конкретно в подобной ситуации и, несмотря на недостаточную подготовку, горел желанием сделать все, что было в моих силах.— Как я полагаю, для проведения подобного собрания имелись какие-то специфические мотивы?Это возник Корреш. Когда его как тролля нанимают для грязной работы, он весьма удачно разыгрывает роль лишенной мозгов горы мышц, однако в свободное от службы время изъясняется не хуже других и лучше многих.— Спроси у Гвидо, — сказал Нунцио, ткнув в мою сторону большим пальцем. — Это представление дает он.В данный момент Нунцио вдобавок к тому, что является моим кузеном, выступал и в роли партнера. К сожалению, как это частенько случается даже у лучших партнеров, мы целиком и полностью разошлись во мнениях о необходимости проведения совещания. Воспользовавшись своим руководящим положением, я принял решение, а Нунцио, помогая мне, не упускал возможности выступить в качестве королевских размеров занозы в моей заднице.— Итак, — сказал я, игнорируя замечание Нунцио, — поскольку все в сборе, можно начинать.— Минуточку, Гвидо. По-моему, здесь кого-то не хватает. Разве я не прав?Это пропел Ааз, который стоял, прислонившись спиной к стене рядом с дверью. Именно от него я в первую очередь и ждал неприятностей.— Если ты имеешь в виду босса, Ааз, — сказал я, одарив его суровым взглядом, — то мне прекрасно известно, что его здесь нет. И если толковать напрямую, то это и есть одна из причин данного собрания. Нунцио и я получили кое-какую информацию, и мы... то есть я решил проконсультироваться со всеми вами, стоит ли делиться указанной информацией с боссом (и если да, то как) или действовать самостоятельно.Именно в этом и состоял корень моих расхождений с Нунцио, поскольку в Синдикате проведение деловой встречи без участия или даже без ведома вашего босса трактовалось как заговор с целью переворота. В Синдикате подобная деятельность являлась более чем достаточным основанием для принятия решительных мер самого что ни на есть окончательного характера.Однако, хорошо зная босса, я считал подобный исход маловероятным. Тем более мы собрались не затем, чтобы потом спихнуть его силой, а чтобы пораскинуть мозгами и решить, как ему лучше помочь. По правде говоря, мы очень любили босса и стали по-настоящему процветать после того, как нас к нему приставили.Нунцио в отличие от меня считает, что босс, по крайней мере технически, является вторым человеком в Синдикате и, созывая это собрание, мы вступаем на такой тонкий лед, по которому не приходилось хаживать даже во время самых крутых приключений. Он говорит, что мы должны хотя бы заявить, что действуем по приказу босса. Совещание — полностью моя идея, и я, как главный затейник, буду отвечать за все неприятные последствия, коли такие случатся. Бывают времена, когда положение обычного братка, получающего приказы и ни за что не отвечающего, имеет свои преимущества.— Дай ему высказаться, Ааз, я страсть как хочу услышать, что он скажет.Заявившая это Маша получила в знак признательности одну из моих самых широчайших улыбок и ответила на нее, хитро подмигнув.Ааз вознамерился было что-то сказать, но потом раздумал, пожал плечами и жестом позволил мне продолжать.— О'кей, — кивнул я. — Как вам всем известно, для того чтобы положить конец или хотя бы слегка подсократить экспансионистические устремления королевы Цикуты, мы с Нунцио провели некоторое время под армейскими знаменами. Сейчас мы узнали, что разведчикам генерала Хью Плохсекира, похоже, удалось добыть сведения, напрямую касающиеся босса. Не имея желания действовать по официальным каналам, он выбрал солдата из нашего отделения и послал его сюда перемолвиться с нами парой слов.Я обернулся и показал на фигуру, стоявшую у стены рядом со мной.— Это — Осса, и вы не ошибетесь, если назовете ее моим старым армейским дружком. Осса, перескажи этой братве то, что успела поведать Нунцио и мне.Осса — самый крутой парень в нашем отделении. После меня и Нунцио, естественно. Она тонка, как кнут, обладает изяществом бродячей кошки и таким же нравом. Согласно требованиям армейского устава, ее волосы коротко острижены и имеют светло-каштановый колер в отличие от шевелюры всех цветов радуги, с которой она была призвана под знамена. Однако это не придало ей армейского или какого-либо иного домашнего вида. Осса по-прежнему похожа на уличную бандитку, готовую вступить в драку по любому поводу и вообще без повода. Следует признать, внешность полностью соответствует ее истинному моралистическому облику.Сейчас она смотрела на наше благородное собрание так, как смотрит на покупателей охранник магазина в дни большой праздничной распродажи. Когда я дал ей слово, Осса обвела взглядом аудиторию, посмотрела своими кошачьими глазами в мои зрачки, покачала головой и бросила:— Не буду!— Осса, — произнес я, пытаясь держаться в рамках приличия, — сейчас не время для шуток. Повторяю: я желаю, чтобы ты поведала этим господам то, что просил передать Хью Плохсекир.— Ты сказал, Мухобой, что я должна буду рассказать все твоим друзьям, — презрительно фыркнула она. — И я согласилась. Даже не сказала «А не пошел бы ты...», когда узнала, что наша конференция состоится в конюшне. Но кто эти типы? Кто этот здоровенный волосатый амбал с разнокалиберными зенками? Что это за парочка, сплошь покрытая зеленой чешуей, и вдобавок еще и с остроконечными углами? Только не пытайся втереть мне, что эти, с позволения сказать, господа местные. А если у меня окончательно не поехала крыша, то из стойла на меня пялится самый что ни на есть настоящий дракон. Короче: прежде чем раззявить пасть, я хочу узнать, перед кем выступаю. Тебя и Нунцио я знаю, но что касается этих... — Она потрясла головой и погрузилась в мрачное молчание.— А как понимать «Мухобой», Гвидо? — поинтересовалась Маша.— Это мое старое армейское прозвище, — сказал я, отмахиваясь от возможных дальнейших вопросов, и обратил все свое внимание на кузена:

— Нунцио, а я-то думал, ты все объяснил ребятам, когда мы собрались у Абдулы.— Ты просил сказать им, кто такой Абдула и почему он девил, — пожал плечами Нунцио. — Я и рассказал им, что наша работа на босса связана с путешествиями в иные миры, где нам приходится иметь дело с различными странными созданиями, и что время от времени некоторые из этих странных созданий прибывают в наш мир. Я сказал, что эти создания могут быть хитрыми или мерзкими, а иногда совмещать в себе оба качества. Я предупредил ребят, что если появится кто-то другой, похожий на Фрумпеля, то пусть для разборки они оставят его нам.— И это все? — спросил я. — Неужели ты ничего не рассказал об измерениях и путешествиях между ними?— В то время мне показалось, что это будет избыточная информация, — ответил кузен. — Они вполне удовлетворились услышанным.Мне было трудно в это поверить, особенно учитывая страсть Нунцио бесконечно трепаться обо всем, что попадает в поле его зрения.— Ну хорошо, — сказал я. — Тогда было тогда, а теперь мы имеем теперь. Думаю, тебе стоит ради Оссы удариться в подробности, уделив при этом особое внимание игрокам, которые в данный момент находятся в комнате.— Без проблем, — кивнул Нунцио и, повернувшись к Оссе, завел:

— Понимаешь, те миры, о которых я упоминал, на самом деле называются измерениями. Их много-много тысяч, так же, как и обитающих в них существ. Большинство этих существ не знает о существовании других измерений... если не считать древних легенд и народных сказок. Однако некоторые не только знают о множественности измерений, но и путешествуют между ними туда-сюда. Этого может требовать их работа, а иногда они отправляются в путь в поисках приключений. Этих путешественников обычно называют демонами, или, если хочешь полностью, — «демонстраторами измерений». Впрочем, так их величают лишь в том случае, когда они пребывают не в своем измерении.

www.libtxt.ru


Смотрите также