Как читать сложные книги, чтобы развивать интеллект. Сложные книги


5 простых книг о сложных вещах » Notagram.ru

В современном мире, не смотря на многие факторы, все еще ценится эрудированность, широта взглядов и личных интересов.

Если вы еще учитесь или просто часто общаетесь с друзьями об устройстве мира, экономике или просто любите пофилософствовать, уверены вам пригодится следующий материал.

Даже в самых сложных вещах можно достаточно легко разобраться, если прочитать нужную книгу. Тем более что на Земле существует огромное количество научно-популярной литературы, в которой доступно описано то, что со стороны кажется китайской грамотой. Мы отобрали 5 книг, которые объяснят вам самые сложные вещи простыми словами.

5 простых книг о сложных вещах

«Как устроена экономика» ( Ха-Джун Чанг)

5 простых книг о сложных вещах

Экономика в современном мире окружает человека со всех сторон. Знаменитый экономист из Кембриджа — Ха-Джун Чанг написал книгу  «Как устроена экономика», в которой каждый желающий может узнать суть и историю этого понятия. Сложная информация изложена в максимально доступной форме. Ха-Джун Чанг дает читателям представление об истории экономики («от булавки до PIN-кода»), об основных экономических теориях и практике их реализации, а также подробно и интересно рассказывает, как экономика работает в реальных условиях.

Описанные Чангом факты невозможно найти в учебниках. Он делится на страницах своей книги откровением, что единственно правильного взгляда на экономику не существует. Зато есть набор инструментов, которые помогут человеку самому попытаться разобраться, как функционирует мир производства и денег в условиях глобализма.

«Краткая история времени»  (Стивен Хокинг)

5 простых книг о сложных вещах

В этом произведении Хокинг просто и доступно описывает секреты происхождения Вселенной и природу ее существования. Он рассказывает про Черные дыры, теорию суперструн, сложные математические концепции и многие другие темы. При этом в изложенном материале может разобраться даже школьник – «Кратная история времени» читается как захватывающий приключенческий роман, а не как книга о науке.

Думаете, что это очень сложная книга? Во всей «Краткой истории времени» встречается одна-единственная формула – E=mc².

«Аристотель для всех. Сложные философские идеи простыми словами» (Мортимер Адлер)

5 простых книг о сложных вещах

Не секрет, что вопросы философии порой ставят в тупик не только студентов впервые открывающих учебник по философии, но и людей блестяще ориентирующихся в сложных точных науках. Простому обывателю зачастую нелегко постичь глубину размышлений мудрецов прошлого. Чтобы упростить эту задачу и одновременно понять концепцию Аристотеля, читателю необходима именно данная книга. Автор позаботился о том, чтобы философия стала доступней по восприятию для всех и каждого.

«Удовольствие от х» (Стивен Строгац)

5 простых книг о сложных вещах

Издание окажется увлекательным даже для тех, кто не может похвастаться пристрастием к точной науке. Автором является один из самых лучших преподавателей математики в мире. Его уникальная методика изложения сложного материала поможет любому освоить ее без особых усилий и значительно повысить собственную успеваемость по этому предмету.

«Психология. Люди, концепции, эксперименты» (Пол Клейнман)

5 простых книг о сложных вещах

Это пособие не просто интересно, оно раскрывает читателю тайны человеческой души. Книга является прикладной инструкцией, с которой можно легко идти по жизни. Понимая глубинные мотивы поведения, можно значительно упростить процесс взаимодействия с другими представителями социума, а заодно и успешно сдать экзамены по психологии.

первоисточник

notagram.ru

Самые сложные для восприятия книги

Жить без книг — невозможно. Но не все они бывают легкими для чтения и восприятия. Предлагаем вам перечень книг, которые трудно читать из-за сюжета, стиля написания или своеобразия автора произведения.

Л. Толстой «Война и мир»

Многие люди и литературоведов считают эту книгу лучшей книгой всех времен. Но в то же время, большинство людей вообще не читали ее. Также, некоторые люди прочитали ее только для того, чтобы сказать, что они сделали это.

Сложность романа заключается в том, что он не имеет четко выраженного главного героя и главной сюжетной линии. В результате, читатель бродит по сюжетным линиям, которые могли бы быть отдельными книгами, и после этого читателю кажется что вместо того, чтобы прочитать одну историю, он прочитал много этих историй. И, конечно, это килкьисть страниц книги. Не каждому под силу будет прочитать более 1200 страниц.

А. Рэнд «Атлант расправил плечи»

Этот роман автор Айн Рэнд считала своим magnum opus (главная книга писателя) в художественной литературе.

Это антиутопичний роман, в котором власть пытается все больше и больше контролировать производство (General Motors, AIG и др.), Использовать труд работников для «общественного блага». Иначе говоря, пытается построить социализм.

Но есть много людей, которые не согласны с таким положением и решают объединиться под руководством неизвестного идейного лидера Джона Ґалта. Они пытаются донести до власти, экономика и общество разрушатся без мотива получения прибыли и усилий рациональных и производительных представителей. В книге тесно отражается философия объективизма, в которой подчеркивается, что правительства не надо вмешиваться в экономические дела.

Г. Мелвилл «Моби Дик»

Некоторые читатели указывают на то, что автор в своем произведении много сосредотачивается на технике ловли китов и других вещах, которые совсем не связаны с основным сюжетом.

Поэтому некоторые фанаты Мелвилла советуют читать эту книгу в сокращенном варианте. А большинство, прочитавших эту книгу, говорят, что эту книгу можно было вообще сделать гораздо короче (не более 200 страниц) и все равно эта книга была бы одной из самых выдающихся книг в мире.

А. Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ»

Описанные Солженицыным преследования, тюремные заключения и пытки диссидентов, которые происходили в исправительно-трудовом лагере «ГУЛАГ» вызывает глубокое сочувствие к тем, кто испытал это на собственной шкуре.

Нельзя сказать, что это объективная историческая книга или мемуары. Это — бесконечная паутина рассказов, которую плетет автор. И в этой паутине, как и в обычной, очень легко увязнуть и запутаться неподготовленному читателю. Да, это заставляет многих читателей показаться, так и не закончив чтение.

У. Эко «Маятник Фуко»

Умберто Эко — очень образованный и начитанный автор, который провел очень много времени в библиотеке. Это он и демонстрирует своим читателям в своих произведениях и того же он требует от них. Автор признается, что он намеренно и сознательно насыщает свои книги множеством исторических фактов. Поклонники творчества писателя советуют читать его произведения со словарем в руке.

В книге «Маятник Фуко» автор словно издевается над читателя, заставляя чувствовать Вас настоящим невежественным дураком. В середине книги У. Эко, понимая, что Вы уже достаточно настрадались, добавляет сюжету именно того, что Вы благодаря настойчивости можете почувствовать и понять.

Н. Готорн «Алая буква»

Шедевр Готорна разворачивается в 17 веке пуританского Бостона. Рассказывается о замужней женщине Эстер, которая живет сама, потому что человек отсутствовал несколько лет. Все бы было хорошо с циею женщиной, но Эстер имеет внебрачного ребенка. Однажды она была поймана священниками церкви, в то время заставляли грешников носить большую ярко-красную буква «А» на одежде, как признак греховности.

Даже поклонники этой книги признают, что для чтения, возможно, потребуется словарь, потому что Вы можете легко заблудиться в многочисленных и сложных отступлениях от основного сюжета.

Т. Элиот «Бесплодная земля»

«Бесплодная земля» — модернистьска поэма, которая состоит из 5 частей, в течение которых, автор очень резко перепрыгивает от одного героя к другому, путешествует по разным местам, передвигается во времени и использует 5 языков: английский, латинский, греческий, немецкий и санскрит . И чтобы разобраться в этом, читатель нужно надеяться только на свою смекалку и интеллект.

Элиот — очень начитанный автор и он не пойдет на компромисс с собой, чтобы передать свои мысли как-то проще. Часто, автор использует литературные аллюзии на таких авторов как Гомер, Софокл, Данте Алигьери, Шекспир и др. Есть много книг и сайтов, посвященных этой книге, которые пытаются понять и описать все то, что имел в виду автор, но в них не очень то и получается.

У. Берроуз «Голый завтрак»

Рассказ о том, как эта книга вышла в свет, намного интереснее, чем сама книга. Берроуз (член так называемого бит-поколения) жил в Танжере и стал склонным к употреблению героина. Так он напечатал рассказ. Затем он разрезал полученную книгу на куски и собрал ее снова по кусочкам, но уже в случайном порядке. Результат Берроуз отослал своему другу Аленн Гинзбургу. Как ни странно — книга была опубликована.

Впрочем, она очень трудной для чтения, потому что иногда предложения просто заканчиваются без предупреждения, а новые начинаются совсем неожиданно. Это книга, которую нужно читать от начала до конца, чтобы, наконец, получить общую картину. Хотя это будет одна из самых сложных книг, которую Вы когда-нибудь читали, впрочем, это действительно стоит усилий и времени.

В. Фолкнер «Шум и ярость»

В книге рассказывается о семье с юга, которая пытается выжить после реформаций, происходивших после гражданской войны.

Книга сложная для восприятия тем, что в послевоенный период писатели всегда стараются уделять больше внимание не сюжетной линии, а переживанием, мыслям героев, так, как они видят и воспринимают окружающую действительность. Так, автор, для большей передачи хаотичности мыслей героев, практически не использует знаки препинания.

Так же в этом романе Фолкнер использует курсив, для того, чтобы указать на переход к особо значимым моментов из прошлого.

Дж. Джойс «Поминки по Финнегану»

«Поминки по Финнегану» считается самой сложной для понимания и чтения книгой. Да и сам Джойс, считается одним из сложных для восприятия авторов. Много внимания Джойс уделяет форме рассказа и языке — книга полна неологизмов, метафор, каламбуров и старых сленговых выражений.

Некоторые ученые считают, что книга была написана как неразрешимый обман, существует даже много книг и сайтов, чтобы помочь читателям разобрать непостижимый текст, но это все равно очень сложная задача.

lib.com.ua

Как читать сложные книги, чтобы развивать интеллект

Наверняка вам попадались книги, которые хочется бросить через несколько страниц, потому что в них ничего не понятно. Именно такие и нужно читать, чтобы развиваться. Воспринимайте свой мозг как мышцу, которую можно накачать. Для этого «поднимайте тяжести» — читайте сложные книги.

1. До начала чтения

Избавьтесь от школьного мышления

В школе мы читаем, чтобы ответить на вопросы учителя. Результаты контрольных подтверждают, что мы ознакомились с материалом, и ничего больше. Избавьтесь от такого подхода к чтению. Помните, что теперь вы читаете не для учителя, а для себя.

Допустим, вы читаете книгу о Пелопоннесской войне. Не так важно запомнить, что когда-то был конфликт между Коринфом и Корсикой. Обратите внимание на стратегии противоборствующих сторон. Оба города боролись за поддержку Афин. Но одни высокомерно заявили, что Афины перед ними в долгу, а другие перечислили все плюсы сотрудничества с ними. Угадайте, кто выиграл?

Места, имена, даты — всё это не так важно. Важны уроки.

Загляните в конец

Цель читателя — понять, почему что-то произошло. А что именно произошло, не так уж и важно. Поэтому полезно заранее узнать финал книги или основные суждения автора. Тогда во время чтения вы сосредоточитесь на двух вопросах:

  • Что это значит?
  • Согласен ли я с этим?

Обычно первые 50 страниц мы только разбираемся, что автор хочет сказать. Зная это заранее, вы сразу перейдёте к более важному этапу — попыткам понять, прав ли автор и как применить полученные знания с пользой для себя. К тому же вы с первого прочтения заметите основные зацепки, которые упустили бы без предварительных знаний о книге.

Посмотрите отзывы

Посмотрите, что в этой книге показалось важным другим читателям. Определите по отзывам её культурную ценность. Подумайте, какое значение она имела для других людей. Составьте по отзывам представление об основных темах.

2. В процессе чтения

Прочитайте введение

Его так и хочется пропустить, но не делайте этого. Иначе упустите много важного и придётся перечитывать всё заново. Обязательно прочитывайте вступительные статьи, комментарии переводчика, примечания и сноски. Всё это поможет понять идеи автора и подготовит к восприятию книги.

Не отказывайтесь от такой помощи. Она вам понадобится, когда вы читаете что-то сложное.

Уточняйте непонятное

Не притворяйтесь, что вам всё ясно. Ищите информацию о том, что не поняли. Например, когда вы читаете о военной истории, важно представлять поле сражения. Посмотрите карты местности, ознакомьтесь с дополнительной информацией. Только не зацикливайтесь на деталях. Не забывайте, что в первую очередь вам нужно усвоить основные уроки.

Помечайте интересные места

Выделяйте все места, которые вас заинтересовали и заставили думать. Если под рукой нет закладок или маркера, загибайте уголки страниц.

Записывайте на полях мысли, чувства и ассоциации, вызванные каким-то отрывком. Делайте это сразу, пока помните и пока есть вдохновение. Не бойтесь испортить книгу. С такими пометками она принесёт вам больше пользы.

3. После прочтения

Делайте выписки

Через неделю-две после прочтения вернитесь к книге. Пролистайте её и выпишите все помеченные места на карточки. Разложите такие карточки по темам. Это очень удобная система хранения важных мыслей. К ним можно обратиться в любой ситуации: когда пишете статью, решаете рабочую проблему или испытываете жизненные трудности.

Если не хотите возиться с бумажными карточками, сохраняйте записи в цифровом виде.

Выбирайте следующую книгу из библиографии предыдущей

Просматривайте сноски и библиографию в конце книги, чтобы найти следующую. Так вы укрепите свои знания в одной области.

Применяйте прочитанное на практике

Вы не зря помечали интересные фразы. Употребляйте их в разговорах и переписке. Используйте их на работе и в повседневной жизни. Обращайтесь к ним за утешением и вдохновением.

Не забывайте, зачем вы читали — чтобы извлечь из книги нравственные и практические уроки. Но одного чтения мало. Чтобы развиваться, применяйте прочитанное на практике.

Чем больше удовлетворения вы получаете от применения приобретённых знаний, тем больше захотите развиваться дальше.

Читайте также

lifehacker.ru

Только «сложные книги» читать? | Папмамбук

Прежде всего, нужно отметить, что речь идет только о художественной литературе (не о специальной, не о научной, даже не о научно-популярной). И художественная «сложность» и «простота» ‒ это не просчитываемые количественные определения. Но характеристика «художественная» не означает, что это автоматически открывает любой такой книге путь к ребенку – даже если мы читаем ему вслух. Надо еще, чтобы ребенок согласился нас слушать. А слушать он будет то, что ему интересно. «Интересно» – ключевое слово. Не «понятно», а именно «интересно».

Как мы определяем, понятно что-то ребенку или нет? В первую очередь, это определяется его способностью пересказать услышанное (прочитанное). Если ребенок с той или иной степенью полноты может воспроизвести текст, значит, он его понял. Потому что при пересказе работает не только память, но и логика. Ребенок, как правило, воспроизводит те элементы текста, те сюжетные повороты, логику которых он ухватил. А «выпирает» в этом пересказе обычно образ или действие, которые ребенка больше всего поразили. Для ребенка-дошкольника посильная задача – пересказать порядок действий, событий - если их не очень много. В рассказе ребенка начальной школы событийная цепочка удлиняется, нагружается дополнительными деталями. Но есть вещи, которые ребенку еще очень трудно трансформировать в слова: это область чувств, область эмоций. Вообще-то такая задача и не каждому взрослому по силам – рассказать, что с ним (или с героями книг) происходит на уровне чувств. Вот попробуйте пересказать фрагмент «Анны Карениной» не в событийном ключе, а с точки зрения динамики эмоций и страстей. Так же трудно передать динамику мыслей персонажа, особенно, если они противоречивы, если размышления «не прямолинейны».

Ульф Старк, говоря о «сложном», рассказал историю из своего детства. Каждое лето он проводил у дедушки с бабушкой. Дедушка Старка чем-то напоминал шведских гномов – замкнутый, вечно сердитый, раздражительный. Любил дедушка, как тогда думал маленький Ульф, всего одного человека – бабушку. А вот бабушка (и это тоже было известно) дедушку не любила. Они прожили вместе долгую жизнь, но это в их отношениях ничего не изменило. На вопрос Ульфа, почему же бабушка вышла замуж за дедушку, она отвечала: ты ж его знаешь, он такой настырный! Если что взбредет ему в голову…

Но случилось такое лето, когда в дом по соседству с домом Старков приехала в гости девочка. И десятилетний Ульф в эту девочку влюбился. Влюбился ужасно, мучительно. И дедушка как-то об этом догадался. В один прекрасный день дедушка взял толстую палку и сказал Ульфу: пошли. И повел его на высокий холм. Какое-то время они там бродили ‒ дедушка что-то искал. А потом нашел: это был огромный валун. В Швеции можно увидеть такие удивительные камни – огромные, поросшие мхом, вросшие в землю со времен Ледникового периода. Дедушка сказал внуку: смотри! – подсунул палку под камень и столкнул его вниз со склона. Камень покатился с каким-то ужасным звуком, все под себя подминая.

‒ Вот так и любовь, – сказал дедушка.

«Я тогда ничего не понял, – рассказывал Ульф Старк. – Но этот камень, который катится вниз с горы, и дедушкины слова меня ошеломили. Я не смог этого забыть…»

Так Ульф Старк рассказал о том, что он понимает под «сложным».

Что это значит: «Я ничего не понял»? Ребенок столкнулся с ярким, невероятно сильным образом, что-то остро и глубоко пережил, но у него еще нет сил (и необходимости) «перевести» переживание в слова. Потому что пережитое слишком сложно, и оно еще не закончилось. Это такое отсроченное впечатление, осознать смысл которого ребенку предстоит в будущем.

Собственно, эта история с валуном могла бы служить метафорой смысла искусства в целом, в том числе – метафорой детской литературы. Детские книги способны «зарядить» ребенка сильными образами, к которым он, возможно, вернется на новом витке своей жизни. Это «непонятно», но «интересно». Это поражает.

Но тут есть еще одна тонкость. Дедушка повел Ульфа на гору и «показал» ему, что такое любовь, в определенный момент его жизни – когда маленький мальчик влюбился. Когда он уже получил опыт сложных переживаний. И вид валуна, подминающего кустики и цветы, взрывающего землю, поднимающего пыль, с чем-то внутри него «сцепился» и только поэтому произвел такое ошеломляющее впечатление. «Я ничего не понял» – это выражение силы воздействия. У ребенка нет слов, которые по силе могли бы сравняться с пережитым.

Мысли, чувства, внутренняя жизнь, взаимоотношения между персонажами – и есть то, из чего складывается сложность книги, что делает ее сложной для восприятия. Не сложной в смысле «недоступной» (как формулы из учебника по высшей математике), а в смысле «еще не поддающейся рационализации», «словесному оформлению переживания».

Вот такие книги и важно читать детям вслух даже после того, как они уже освоили букварь. Технический уровень самостоятельного чтения еще сильно отстает от уровня восприятия. Но личностное развитие – это процесс, который совершается одновременно в разных плоскостях сферах. Кроме техники чтения необходимо развивать способность воспринимать и понимать прочитанное. А эта задача решается только в том случае, если сложность текста соответствует сложности внутреннего мира ребенка. А уровень его внутренней сложности точно не равен сложности букварных текстов.

Классик отечественной психологии Лев Семенович Выготский ввел в психологию новые понятия – «зона актуального развития» и «зона ближайшего развития».

Под «зоной актуального развития» Выготский понимал навыки и умения ребенка, которые он уже освоил и которыми свободно оперирует. Но это, подчеркивал он, уже «взятые рубежи», то, что имеется в наличии. А вот «зона ближайшего развития» – это то, что ребенок пока не может делать самостоятельно – только с помощью взрослого. Но это та область, в которой задается перспектива развития. Если мы хотим ребенка развивать, мы будем не только понуждать его к бесконечным упражнениям в том, что он уже научился делать. Мы будем помогать ему справляться с более сложными задачами. Еще немного – и ребенок сможет обходиться без нас. Не вообще, а данной, конкретной сфере.

Самостоятельное чтение ребенка, недавно одолевшего грамоту, – это область его актуального развития. Это то, что мы фиксируем как достигнутое. А наше чтение вслух – это то, что задает вектор развития ребенка в целом и совершенствование его читательских навыков. В перспективе он должен читать вот такие сложные книжки, которые сейчас читаем ему мы. Ради этого он и учится читать.

Конечно, выбор книги для чтения вслух – тоже не такая простая задача, как кажется. Совсем не всё мы можем навязать ребенку, даже читая вслух. Как уже говорилось, ему должно быть интересно. В книге должно быть что-то, резонирующее с его собственным опытом переживания, а с другой стороны – добавляющее к этим переживанием нечто новое. «Добавка», новое, и есть сложное.

То, что добавляет сложности и самому ребенку.

Марина Аромштам

www.papmambook.ru

Сложные книги. Дневник чтения. 6 лет

Редкие дневники чтения обрушиваются на меня лавиной мыслей, отрывков, историй, и сначала я просто теряюсь, сравнивая его, дневник, то с генеральной уборкой, то с вулканом, то ещё как-то неподходяще. Но ежемесячные, частые писать не хочется. Проходит много времени, прежде чем для меня вырисовывается какая-то новая картина чтения. Первой и главной мыслью, с которой я сажусь за дневник, всегда - "мы читаем мало, разных книг мало". Это наш мир, здесь разнообразие и быстрая смена декораций - непривычная картина, которую сын (как и я) избегает. Его мир должен быть постоянным, надёжным, спокойным и уверенным. И если не всё удаётся в жизни, то это ищется в книгах.

Очень ярким вдруг стало понимание отношения сына к нашей детской домашней библиотеке. Раньше я всегда воспринимала её только через себя, как огромную радость, удивление, восхищение, блаженное растворение в небывалом для моей жизни изобилии чего-то красивого, интересного, настоящего. Это как цветные кадры в монохромном кино. Иногда. Это радость дома. 

Но для сына всё явно иначе. Немножко огорчительно, но и объяснимо очень, что по-другому. Менее. А как. А прекрасно! Я вдруг поняла, увидела. Для него это неотъемлемая и очень привычная часть жизни, по-другому он не знает. Как хлеб. И, конечно, не так трепетно. Но ключевое слово - часть жизни. И это так упоительно и тепло наблюдать. Эту связь, которая гармонизирует его мировосприятие. 

Как он играя, но не бравируя, заимствует выражения и слова из книг "Сейчас [Щаз], сказал Тарас" (из Маршака с Митуричем, над которым я не дышала)). 

Отдельная радость в связи с упоминаем сборника Маршака с рисунками Митурича - возможность сравнить любимое стихотворение и выбрать. Дублей в доме мало, по многим причинам. Если встречаются, то это пересечения в разных сборниках, но часто я вижу, как они оказываются нужны сыну. И постепенно Пожар Конашевича вытесняется Пожаром Митурича. Иногда он смотрит оба.. мне безумно интересно, что он в этот момент чувствует..

Вставляет подходящие истории, на занятии у логопеда: "Я вам после упражнений расскажу историю! - Ну, давай сейчас рассказывай. - У меня есть книжка, и в ней один мышонок катал бельчат, которые не хотели спать...." Вспомнил!, потому что упражнения логопедические, видимо, показались похожими. И что, логопед тут же сообразила ему ещё одно упражнение по этому примеру. А как мы читали Ёлки-на-Горке, в два захода с перерывом в полгода, со случайным по моей инициативе возвращением, и уж, конечно, я была уверена, что эта книга останется для него одноразовой, без эмоций, кроме как неприятие лиса Миккеля, который всех хотел съесть. Это сложный момент, который сын не любит в книгах. Не любит отрицательных персонажей. И в то же время может жалеть их, находить им оправдание. Все и всё должно быть хорошим. И двойная радость - дочитали, и он снова убедился, что всё Хорошо. Да ещё и применяет в жизни. Слойки - тоже тёплое слово теперь.

Вворачивает в своих бесконечных рассуждениях неожиданные (для меня) эпизоды. Как-то он объяснял Шреку (Шрек - это фигурка из солёного теста и я, моющая посуду), что жить одному не так уж хорошо, и почему это ты, Шрек, не хотел жить с друзьями, вот Рак Отшельник... Ничего себе! эту историю Заходера я начинала читать ему два раза, с промежутками в несколько лет, и так и не дочитала, не находя никакого видимого отклика у сына, а он всё запомнил и действительно тогда не остался равнодушным, переживал, поэтому не захотел.

Когда-то я была очарована английской красотой книги. Настроение это сохраняется и теперь, хотя содержание не напоминает о давних первых чувствах.

Отшельник и Роза. Б. Заходер. Художник Г. КалиновскийЛабиринт

Или как Лёва неожиданно сравнивает наши дневные метания с лошадиными из Лесных разговоров Пивоваровой с рисунками Монина. Хорошо не Мартышкино завтра Заходера!)), хотя там и любимый Пивоваров)

ЛабиринтMy-shop

Пересказывает бабушке, деду, папе. И не то, что мы вот читаем, то, что на слуху, а давнее или то, что казалось мне проходным, судя по скромному интересу. Вспоминает давних любимцев, часто картинками и просит перечитать или берёт сам, разыскивает в стопках тонких или высматривает на дальних полках, к моему удивлению, вдруг "Детки в клетки" (у нас с рисунками Чарушина, покупала когда-то на букинистическом сайте).

Выбирает конкретные главы ("Человеки" Баруздина) и те, где как раз были какие-то сложные ситуации - глава про грибы и соперничество мальчиков.

С. Баруздин "Чудеса"ЛабиринтMy-shop

Всё чтение наше я бы назвала умеренным. Умеренный интерес, небольшое разнообразие, возвращение и перечитывание. Не буйство и восторг, которые я так привыкла видеть в играх сына, в его словах, образах, мечтах. Они бурлят в нём, все оттенки сложных и ярких чувств и так. В книгах ему нужно другое, которое он сам потом возвысит в играх и размышлениях. Очень интересными оказываются его представления, которые складываются до картинок. Мы прочитали две чудесные сказки из моей любимой хрестоматии, давно я ждала подходящего времени и рада, что ждала, раньше они не пошли бы у сына. Но в хрестоматии мало картинок, поэтому сын уже успевает представить героев по-своему. Так леший Цвоттель из "Хёрбе Большая Шляпа", который сначала немного напугал и Хёрбе, и Лёву, а потом стал другом, оказался для сына таким, он сам потом делится - Обыкновенный мальчик с крокодильим хвостом. В футболке и штанах жёлтых в чёрную полоску. Волосы как у Страшилы, только коричневые.

И ботинки коричневые. Отфрид Пройслер "Хёрбе Большая Шляпа"

Вообще в хрестоматии картинки не плохие.. может быть.. но не очень подходящие.. они совсем не отражают настроения произведения. И если Хёрбе ещё с натяжкой я могу принять, то ко второй прочитанной с сыном сказке рисунки совсем не подходят. Я любила его с детства, лисёнка Кона, но сюжет совсем забылся. И приятно было вернуться, вспомнить и почувствовать то, что раньше я не заметила. Японское, которое теперь для меня так очевидно, хотя с японской литературой и культурой вообще я знакома плохо, но как же она всегда ярка и не похожа на привычный мне мир. Как трагичное вплетается, здесь не между строк, а как часть жизни, причём это трагичное страшно для меня, в отличие от нашего, которое горькое, печальное, тяжёлое может быть, но не пугающее пропастью.. Но это детская добрая сказка, просто страхи, конечно, всегда выскакивают из-за угла и пытаются перетянуть одеяло на себя.

Но мы не позволим, отберём одеяло, оно нам самим нужно в холодной осени и будем читать дальше о чудесных приключениях волшебного лисёнка Кона (этой осенью лисы!!), который даже не подозревал, что он волшебный. И как среди призраков и светящейся в темноте страшилки-тайны вдруг цветёт необыкновенная, одна единственная космея

"Цветок был прекрасен. Это был нежный, но крепкий цветок. Розоватые лепестки, чистые и гладкие, распустились, глядя в ясное, сверкающее, голубое небо"

тихо падает снег, ярко-красный шар взлетает в небо и сердце замирает от тонкой, изящной, плавной и едва различимой порой красоты..

Булка цвета лисьего хвоста. Миёко Мацутани

Лёва слушал не переводя дыхание, просил продолжения, когда история закончилась. К счастью благополучно, а то попереживать на тему болезней тоже пришлось.

Вечерние чтения медленные, неторопливые. Но иногда спокойствие и умиротворение сменяется звонким хохотом, подпрыгиваниями и громкими голосами - а как иначе читать про пса Микки? О, эту книгу я откладывала с Лёвиных лет трёх или четырёх, тогда она пришла в подарок и ждала своего часа, почему-то я впечатлилась надписью 6+, хотя не всегда смотрю на предлагаемые возрастные ограничения. И не ошиблась. Совершенно другой язык.

Озорное, так и хочется написать квадратное, угловатое повествование, на самом деле необыкновенно подходящее моим представлениям о том, как мог бы говорить и писать пёс, сыпет незнакомыми словами, забытыми сравнениями, устаревшими модными словечками. И я, наконец, могу понять сына, слушающего впервые детские книги, написанные в то время, когда он ещё не родился, а для меня они самые что ни на есть понятные и простые.

Но это удивительно - погрузиться в образы начала 20 века так, как будто это настоящее.. Тут и рисунки Бугославской играют свою современную роль.. Взрывная книжка, как из параллельной реальности. Не сюжетом взрывная, а стилем и сочетанием рисунков и текста.

Наше чтение Микки напоминает мне строчки из "Чистого следа горностая" Кузьмина "

- Бери. Хорошую книгу прочитать никогда не рано. [Речь уже о школьниках]Книга оказалась какой-то чуднОй. Я в ней то не понимал ни единой строчки, то вдруг находил такие весёлые места, что от хохота сползал со стула."

Дневник фокса Микки. Саша ЧёрныйЛабиринт

Читали и перечитывали Робин Гуда - шуточные картинки и несерьёзная подача истории не сбила сына. Несколько раз он подходил к несочетаемому в его представлении образу благородного разбойника. Стопорилось чтение, велись разговоры, но потом он кажется определился, принял, и мы в очередной раз перечитали уже залпом.

Маури Куннас. Робин ГудЛабиринтMy-shop

Читали мишку Паддингтона. И снова удивительно. Заказанный вслед двум тонким книжечкам толстый сборник сначала порадовал очень полюбившимися яркими, многочисленными, большими и маленькими рисунками. Но как-то не так началось чтение.. что-то как будто не то, а что непонятно. Спотыкались, спотыкались, отложили. А через пару месяцев в один из температурных дней с удовольствием открыли недочитанную историю, и она заскользила как на коньках по льду, да ещё и игра в буквы вплелась в сюжет, сын принял участие с радостью.

Майкл Бонд. Медвежонок Паддингтон и его новые проделкиЛабиринтMy-shop

Обрадовалась я Храброму портняжке с иллюстрациями Винокура. У меня была моя детская книжка, с Чаплей, но Лёва почему-то её не жаловал, а тут сам предложил, подаренный портняжка пришёлся к месту и вплёлся в повседневные разговоры - да, я "одним махом семерых убивахом")), вот в моей такой фразы не было, может быть и в этом дело..

ЛабиринтMy-shop

А потом приходит вдруг посылка с книгами, и начинается взрыв и фейерверк, в котором я с трудом вспоминаю свои размышления об умеренности, неторопливости и спокойствии)). И мы отправляемся в новое кругосветное путешествие!

P.S. Ну и намеренно я не стала писать о богатырях и военной теме в нашем чтении. Потому что.. не могу! больше. А динозавры отошли на второй план. Музей динозавров, созданный нами летом, был кульминацией и после пошёл на спад. Хотя ещё в начале осени мы читали тоненькую от ИДМ книжку о палеонтологах хорошего автора Ирины Яковлевой.

www.mama-lev.ru

10 сложных для прочтения книг

Вы с легкостью читаете Паланика или Пелевина и считаете, что литературе вас уже нечем удивить? Вы глубоко ошибаетесь. Существуют книги, которые читать настолько сложно, что за них берутся либо отчаянные смельчаки, либо те, кому их нужно прочесть "по учебе". Последним мы можем искренне посочувствовать.

Нет, здесь мы не будем рассматривать такие ужасы первого курса КПИ, как учебники по начертальной геометрии, матанализу или термодинамике. Художественный текст может быть не менее тяжелым испытанием для мозга, чем узоры формул на всю страницу.

Кэндзи Сиратори "Кровь электрическая"

Абырвалг

Вы ее не прочитаете. Нет, серьезно, вы ее не прочитаете. А даже если прочитаете, вы, вряд ли ее поймете. Японский авангардист Кэндзи Сиратори написал книгу сразу на четырех языках одновременно: японском, английском, латыни и С++. Жанрово это можно назвать киберпанком, но сюжет книги, наверное, известен только самому автору. Не верите? Вот отрывок.

"Коэффициент жестокости пса, источающего обнаженность себя //++убийственная паранойя нарко-эмбриона, что соизмеряет ее с трагическим кодом души/грамма// Он скачет::‹в будущем, когда потомство вызовет спазм›::голограммы, ген которых=ТВ изолированы, дышат и выдирают полосы мозга шума бойроида//‹‹в режим разрезки масс плоти, что слабеют››".

Переводчику, который переводил это все на русский язык можно смело ставить памятник.

Айн Рэнд "Атлант расправил плечи"

Абырвалг

Книга сложна ровно настолько же, насколько знаменита. Огромный трехтомный роман - ода капитализму, который сама Рэнд считала главным своим произведением, читается невыносимо скучно. Это произведение больше похоже на учебник по политике и экономике, в который вплели сюжет, нежели на социальную антиутопию, которой ее именуют. "Атланта" не только сложно читать, но и писался он с большим трудом. На него у Айн Рэнд ушло около 15 лет, а ключевой раздел романа - речь Джона Голта - автор сочиняла два года.

Джеймс Джойс "Улисс"

Абырвалг

Этот список был бы неполным без "Улисса". Поверьте, это не та книга, которую стоит брать с собой в отпуск. Роман, признанный вершиной литературы модернизма, вмещает в себя невероятное количество исторических, философских, литературных и культурных аллюзий, а о его структуре до сих пор спорят научные умы. Сам Джойс однажды сказал, что он "вложил в книгу столько головоломок и загадок, что профессора еще многие столетия будут спорить о том, что я имел в виду". Добавьте сюда еще и то, что каждая глава написана разными литературными стилями и получите невероятно сложное, но гениальное произведение. Ах да, несмотря на то что в нем страниц примерно как в телефонном справочнике Киева, "Улисс" описывает всего один день из жизни дублинского обывателя еврейского происхождения Леопольда Блума.

Фридрих Ницше "Утренняя заря"

Абырвалг

Хотите почитать Ницше? Начните с чего-то другого. Неподготовленные читатели просто ничего не поймут. По крайней мере, с первого раза так точно. А все потому, что Ницше в этой книге выстраивает настолько сложные текстовые конструкции, что порой понять смысл одного предложения можно только перечитав его раза три. И самое интересное, что сам автор ничуть не отрицает сей факт. Уже в предисловии он говорит: "С такой книгой, с такой проблемой нет надобности торопиться; кроме того, мы оба - я и моя книга - друзья медлительности. Не напрасно мы были филологами, не напрасно мы были учителями медленного чтения, - наконец, мы и пишем тоже медленно". Если же вы все-таки решитесь погрузиться в философские размышления Ницше о морали, то запаситесь терпением и временем.

Эльфрида Елинек "Дети Мертвых"

Абырвалг

Читать "Дети Мертвых" нобелевского лауреата Эльфриды Елинек, это как смотреть фильмы Дэвида Линча. Вроде бы что-то и происходит, но как это все вписать в единую картину событий совершенно непонятно. Автор знаменитой "Пианистки" создала произведение, в котором сюжет подается такими тонкими и нечеткими штрихами, что возникают серьезные сомнения в том, есть ли он там вообще. Сложный авторский стиль, огромное количество метафор, символизма и вселенской безысходности, которой пропитаны буквально все страницы этого романа, превращают произведение в пытку для читателя.

 

Габриэль Гарсиа Маркес "Сто лет одиночества"

Абырвалг

Легендарная книга колумбийского писателя Габриэля Гарсиа Маркеса, написанная в стиле магического реализма. 20 глав этого романа представляют из себя закольцованную во времени историю, где события и имена героев повторяются снова и снова, объединяя фантазию и реальность. В тексте практически не используется прямая речь и диалоги, а сами предложения могут поразить своей длиной. Например, предложение из 16-й главы в печатном виде занимает две с половиной страницы. Ну, а не запутаться в именах многочисленных персонажей будет стоить вам огромных усилий. Если вы все же решили осилить это произведение, советуем выписывать имена героев или же распечатать себе генеалогическое дерево, благо в интернете уже все сделали до вас.

Джеймс Джойс "Поминки по Финнегану"

Абырвалг

Да, Джеймс Джойс непростой автор. Кроме "Улисса" у него есть еще легендарные "Поминки по Финнегану". Подумайте дважды, стоит ли вам читать этот роман в оригинале. Почему в оригинале? Да, потому, что на русский язык его так и не смогли перевести. На данный момент из книги, которая вышла в далеком 1939 году, переводчики осилили всего две главы и отдельные эпизоды. А все потому, что этот экспериментальный труд мало того что написан "потоком сознания", так еще и содержит цепочку бесконечных каламбуров и неологизмов с использованием заимствований из почти 70 языков (в том числе придуманных самим Джойсом).

Салман Рушди "Сатанинские стихи"

Абырвалг

Еще один роман в стиле магического реализма, изданный в 1988 году и сразу же попавший под строгий запрет во многих мусульманских странах. Удивительно, что они его запретили, ведь сев читать эту книгу, вы больше времени потратите на прочтение примечаний к ней, нежели на само произведение. И лишь не многие смогут дочитать ее до конца. В романе переплелись британская и индийская культура, ислам, сегодняшний мир и древний, ангел и дьявол. Чтобы разобраться во всех тонкостях, вам придется прочесть столько сносок, что они сами по себе могут вместиться в такую же по объему книгу.

Уильям Берроуз "Голый завтрак"

Абырвалг

Хотите найти в этой книге сюжет? Оставьте попытки, здесь его попросту нет. Одно из главных произведений поколения битников нередко называют "антироманом", поскольку в двадцати трех главах книги содержатся обрывки рассказов, писем и другой неопубликованной прозы автора, собранных в совершенно произвольном порядке. Добавьте сюда огромное количество матов и сленга и получите текст, вникнуть в который очень сложно, а уследить за действиями персонажей и подавно. Если вы все же решились прочесть эту книгу, то лучше читайте ее в оригинале, переводчики не слишком хорошо справились со своей задачей.

Лев Толстой "Война и мир"

Ужас всех старшеклассников, роман-эпопея в четырех томах со списком персонажей, который, даже если просто перечислить их имена, не уместится на одной странице. Войны в книге мало, зато балов и светских раутов - хоть отбавляй. Конечно, свои поклонники есть и у такого рода книг, но если вы по какой-то причине прошли мимо этой книги в школе, подумайте дважды хотите ли вы ее начать читать сейчас. Впрочем, как снотворное она подходит отлично.

kiev.vgorode.ua


Смотрите также