Так сжигали книги или нет? Сжигание книг


Сожжение книг в нацистской Германии

Студенты сжигают «негерманские» сочинения и книги на берлинской площади Опернплац 10 мая 1933 г. Берлин, 10 мая 1933 г.

Сожжение книг в нацистской Германии — проводимая властями нацистской Германии кампания по демонстративному сожжению книг, не соответствующих идеологии национал-социализма.

Вскоре после прихода к власти в Германии национал-социалистов (начало 1933 года) началось организованное преследование евреев, марксистов и пацифистов. С марта по октябрь 1933 года книги сжигали в 70 городах Германии. Организатором и исполнителем сожжений было не Министерство пропаганды, а Немецкий студенческий союз в сотрудничестве с Гитлерюгендом. Кульминацией стало проведённое 10 мая 1933 года на площади Опернплац в Берлине, а также в 21 другом городе Германии масштабное показательное публичное сожжение книг, организованное в рамках «акции против негерманского (нем. undeutschen) духа». В ходе акции студентами, профессорами и местными руководителями нацистской партии были сожжены десятки тысяч книг преследуемых авторов.

«Акция против негерманского духа»

Листовка «12 тезисов против негерманского духа»

В находящемся под контролем нацистов ещё с 1931 года[1] Немецком студенческом союзе (нем. Deutsche Studentenschaft) в начале апреля 1933 года с целью поддержки руководства Третьего Рейха был создан Отдел прессы и пропаганды, который под руководством Карла Ганса Лейстрица организовал «Акцию против негерманского духа». Отделом были разосланы указания местным отделениям Союза с призывом участия в четырёхнедельной «Акции против негерманского духа», начинавшейся 12 апреля и заканчивающейся 10 мая зрелищным публичным сожжением книг.

Подготовка

Важнейшим элементом студенческой политической борьбы считалась пропагандистская работа. 2 апреля 1933 года, на следующей день после объявления бойкота еврейских предприятий, был разработан детальный план[2]. 6 апреля 1933 года отдел прессы и пропаганды Немецкого студенческого союза разослал по региональным отделениям Союза циркуляр, объявляющий старт общенациональной «акции против негерманского духа», в рамках которой пропагандистская кампания стартовала 12 апреля публикацией «12 тезисов против негерманского духа», а кульминацией должно было стать буквальное «очищение огнём», запланированное на 18 часов 10 мая 1933 года.[1] Местные отделения должны были снабжать прессу официальными сообщениями и заказными статьями, организовывать публичные выступления известных деятелей нацистской партии и организовывать трансляции в радиоэфире

«12 тезисов против негерманского духа»
Логотип Викитеки

8 апреля студенческий союз (нем. Deutsche Studentenschaft) также подготовил «Двенадцать тезисов против негерманского духа» (нем. Wider den undeutschen Geist!)[3], которые были призваны ассоциироваться с Мартином Лютером и историческим сожжением книг на Вартбургском празднестве, произошедшем в 1817 году в честь трёхсотлетия 95 тезисов Лютера. Текст тезисов публиковался в газетах, и распространялся на листовках и плакатах, набранных красным готическим шрифтом.

Распространяемые в университетах «двенадцать тезисов» призывали к «очищению» национального языка и культуры, протестовали против «еврейского духа», и требовали, чтобы университеты стали центрами немецкого национализма. Организаторы изображали «акцию» как «ответ на всемирную еврейскую клеветническую кампанию против Германии» и подтверждение традиционных немецких ценностей.[4][5]

4. Наш самый опасный враг — еврей, и тот, кто зависим от него.

5. Еврей может думать только по-еврейски. Когда он пишет по-немецки, то он лжёт. Немец, пишущий по-немецки, но думающий не по-немецки, есть изменник! Студент, говорящий и пишущий не по-немецки, сверх того бездумен и будет неверен своему предназначению.

6. Мы хотим искоренить ложь, мы хотим заклеймить предательство, мы желаем студентам не легкомысленности, а дисциплины и политического воспитания.

7. Мы хотим считать евреев иностранцами, и мы хотим овладеть народным духом.

Оригинальный текст  (нем.)  

4. Unser gefährlichster Widersacher ist der Jude, und der, der ihm hörig ist.

5. Der Jude kann nur jüdisch denken. Schreibt er deutsch, dann lügt er. Der Deutsche, der deutsch schreibt, aber undeutsch denkt, ist ein Verräter! Der Student, der undeutsch

spricht und schreibt, ist außerdem gedankenlos und wird seiner Aufgabe untreu.

6. Wir wollen die Lüge ausmerzen, wir wollen den Verrat brandmarken, wir wollen für den Studenten nicht Stätten der Gedankenlosigkeit, sondern der Zucht und der politischen Erziehung.

7. Wir wollen den Juden als Fremdling achten, und wir wollen das Volkstum ernst nehmen.

Изъятие книг
Студенты маршируют перед зданием Института исследования сексуальности в Берлине 6 мая 1933 года перед его последующим разграблением, конфискацией книг и фотографий для последующего их сжигания

Второй этап «Просветительской кампании» стартовал 26 апреля 1933 г. сбором «подрывной литературы». Каждый студент должен был прежде всего очистить собственную библиотеку и библиотеки знакомых и членов семьи от «вредных» книг, затем обыскивались библиотеки университетов и институтов. Публичные библиотеки и книжные магазины также подвергались зачистке от запрещённой литературы. Члены Гитлерюгенда и Национал-социалистического студенческого союза распространяли от имени Комитета борьбы против негерманского духа требования к студентам изымать отмеченные в прилагавшемся «чёрном списке» книги, а затем передать их представителям комитета для последующего публичного сожжения.[5]

Сожжение книг

Примеры сжигавшихся нацистами книг в экспозиции мемориала Яд ва-Шем

В качестве символического акта устрашения, 10 мая 1933 года студенты сожгли более 25 000 томов «негерманских» книг, что стало началом эпохи государственной цензуры и контроля над культурой. Ночью 10 мая в большинстве университетских городов, включая Берлин, Бонн и Мюнхен[6], националистически настроенные студенты приняли участие в факельных шествиях «против негерманского духа». Подготовленный сценарий акций включал выступления высокопоставленных функционеров нацистской партии, ректоров и профессоров университетов, студенческих лидеров. В местах проведения акции, студенты бросали изъятые и нежелательные книги в костры в ходе торжественной и радостной церемонии, под музыку оркестров, пение, «клятвы на огне» и речёвки. В Берлине около 40 000[4] человек собралось на площади Опернплац (с 1947 — Бебельплац). Заранее подготовленный лидерами Студенческого союза Герхардом Крюгером и Карлом Гансом Лейстрицем сценарий предполагал произнесение специальных «огненных речёвок» (нем. Feuersprüche):

  1. Против классовой борьбы и материализма! За народность и идеалистическое мировоззрение. Я предаю огню писания Маркса и Каутского.
  2. Долой декадентство и моральное разложение! Упорядоченному государству — порядочную семью! Я предаю огню сочинения Генриха Манна, Эрнста Глезера (нем.)русск. и Эриха Кестнера.
  3. Возвысим голос против уклонистов и политических предателей, отдадим все силы народу и государству! Я предаю огню сочинения Фридриха Вильгельма Фёрстера.
  4. Нет растлевающей душу половой распущенности! Да здравствует благородство человеческой души! Я предаю огню сочинения Зигмунда Фрейда.
  5. Нет фальсификации отечественной истории и очернительству великих имен, будем свято чтить наше прошлое! Я предаю огню сочинения Эмиля Людвига и Вернера Хегемана.
  6. Нет — антинародной журналистике демократически-еврейского пошиба в годы национального восстановления! Я предаю огню сочинения Теодора Вольфа и Георга Бернгарда.
  7. Нет — писакам, предающим героев мировой войны. Да здравствует воспитание молодежи в духе подлинного историзма! Я предаю огню сочинения Эриха Марии Ремарка.
  8. Нет засорению и уродованию родного немецкого языка. Крепите заботу о языке — величайшем сокровище нашего народа. Пожри, огонь, сочинения Альфреда Керра (англ.).
  9. Нет — наглости и самоуверенности. Да — уважению и почтительности к немецкому народному духу. Пусть пламя поглотит сочинения Тухольского и Осецкого.

Оригинальный текст  (нем.)  

1. Rufer: Gegen Klassenkampf und Materialismus, für Volksgemeinschaft und idealistische Lebenshaltung!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Marx und Kautsky. 2. Rufer: Gegen Dekadenz und moralischen Zerfall! Für Zucht und Sitte in Familie und Staat!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Heinrich Mann, Ernst Glaeser und Erich Kästner. 3. Rufer: Gegen Gesinnungslumperei und politischen Verrat, für Hingabe an Volk und Staat!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Friedrich Wilhelm Foerster. 4. Rufer: Gegen seelenzerfasernde Überschätzung des Trieblebens, für den Adel der menschlichen Seele!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Sigmund Freud. 5. Rufer: Gegen Verfälschung unserer Geschichte und Herabwürdigung ihrer großen Gestalten, für Ehrfurcht vor unserer Vergangenheit!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Emil Ludwig und Werner Hegemann. 6. Rufer: Gegen volksfremden Journalismus demokratisch-jüdischer Prägung, für verantwortungsbewusste Mitarbeit am Werk des nationalen Aufbaus!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Theodor Wolff und Georg Bernhard. 7. Rufer: Gegen literarischen Verrat am Soldaten des Weltkriegs, für Erziehung des Volkes im Geist der Wehrhaftigkeit!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Erich Maria Remarque. 8. Rufer: Gegen dünkelhafte Verhunzung der deutschen Sprache, für Pflege des kostbarsten Gutes unseres Volkes!Ich übergebe der Flamme die Schriften von Alfred Kerr. 9. Rufer: Gegen Frechheit und Anmaßung, für Achtung und Ehrfurcht vor dem unsterblichen deutschen Volksgeist!Verschlinge, Flamme, auch die Schriften von Tucholsky und Ossietzky!

[5][7]

Не все сожжения книг состоялись в запланированный Студенческим союзом день 10 мая: некоторые были отложены на несколько дней из-за дождя; другие, по решению местных отделений Союза, были перенесены на традиционный праздничный день летнего солнцестояния 21 июня. Так или иначе, в 34 университетских городах по всей Германии «Акция против негерманского духа» прошла успешно и была освещена множеством газетных публикаций. В некоторых местах, включая Берлин, радиостанции проводили живую трансляцию речей, песен и речёвок множеству немецких слушателей[4].

Свидетельства современников

Эрих Кестнер

Эрих Кестнер — из 15 упомянутых в «огненных речёвках» писателей только он стал свидетелем сожжения собственных книг — написал затем:[8]

Я стоял возле университета, зажатый со всех сторон студентами, цветом нации, одетыми в форму штурмовых отрядов, смотрел, как огонь лижет обложки наших книг, и слушал сальные тирады этого мелкотравчатого лжеца. Похоронный ветер дул над городом

Оригинальный текст  (нем.)  

Ich stand vor der Universität, eingekeilt zwischen Studenten in SA-Uniform, den Blüten der Nation, sah unsere Bücher in die zuckenden Flammen fliegen und hörte die schmalzigen Tiraden des kleinen abgefeimten Lügners.Begräbniswetter hing über der Stadt.

Оскар Мария Граф

Оскар Мария Граф, возмущённый тем, что его книги не вошли в число сжигаемых, и, более того, попали в список рекомендованной нацистами «народной» (Völkische) литературы, обратился к властям с открытым письмом, озаглавленным «Сожгите меня!», в котором говорилось[9][10]:

Я не заслужил такого бесчестия!… Всей своей жизнью и всеми своими сочинениями я приобрёл право требовать, чтобы мои книги были преданы чистому пламени костра, а не попали в кровавые руки и испорченные мозги коричневой банды убийц.

Оригинальный текст  (нем.)  

...Womit habe ich diese Schmach verdient?... Nach meinem ganzen Leben und nach meinem ganzen Schreiben habe ich das Recht, zu verlangen, dass meine Bücher der reinen Flamme des Scheiterhaufens überantwortet werden und nicht in die blutigen Hände und die verdorbenen Hirne der braunen Mordbande gelangen.

Бертольт Брехт

Под впечатлением письма О. М. Графа, Бертольт Брехт написал стихотворение «Сожжение книг»:

После приказа властей о публичном сожженииКниг вредного содержания,Когда повсеместно понукали волов, тащившихТелеги с книгами на костер,Один гонимый автор, один из самых лучших,Штудируя список сожженных, внезапноУжаснулся, обнаружив, что его книгиЗабыты. Он поспешил к письменному столу,Окрыленный гневом, и написал письмо власть имущим.«Сожгите меня! — писало его крылатое перо. —Сожгите меня!Не пропускайте меня! Не делайте этого! Разве яНе писал в своих книгах только правду? А выОбращаетесь со мной как со лжецом.Я приказываю вам:«Сожгите меня!»

Оригинальный текст  (нем.)  

Die Bücherverbrennung

Als das Regime befahl, Bücher mit schädlichem WissenÖffentlich zu verbrennen, und allenthalbenOchsen gezwungen wurden, Karren mit BüchernZu den Scheiterhaufen zu ziehen, entdeckteEin verjagter Dichter, einer der besten, die Liste derVerbrannten studierend, entsetzt, daß seineBücher vergessen waren. Er eilte zum SchreibtischZornbeflügelt, und schrieb einen Brief an die Machthaber.Verbrennt mich! schrieb er mit fliegender Feder, verbrennt mich!Tut mir das nicht an! Laßt mich nicht übrig! Habe ich nichtImmer die Wahrheit berichtet in meinen Büchern? Und jetztWerd ich von euch wie ein Lügner behandelt! Ich befehle euch, Verbrennt mich!

— Перевод Б. Слуцкого

Другие

Немецкий литературный критик Марсель Райх-Раницкий вспоминает, что происходившие не воспринималось обществом всерьёз:[11]

Это выглядело странно. Как несерьезное событие. Никто не воспринимал происходившее всерьез, в том числе и те, кто это делал. Мне казалось это сумасшествием, что книги лучших немецких писателей просто так сжигаются. Тогда было еще непонятно, что все это лишь пролог, увертюра.

Печально то, что тогдашняя немецкая интеллигенция, хотя и с явным изумлением, но без возмущения просто приняла все это к сведению.

Память о событиях

«Утонувшая библиотека» — памятник сожжённым книгам на Бебельплац

С 1947 года 10 мая отмечается в Германии как День книги.

В 1995 году на берлинской площади Бебельплац был установлен памятник сожжённым книгам работы израильского архитектора и скульптора Михи Ульманна. Памятник представляет собой пустые книжные полки, установленные ниже уровня мостовой и закрытые сверху стеклом. Табличка рядом с памятником гласит: «На этой площади 10 мая 1933 г. студенты-нацисты жгли книги», там же приведена цитата из трагедии Генриха Гейне «Альмансор» [6][7]:

Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей.

Оригинальный текст  (нем.)  

Das war ein Vorspiel nur, dort, wo man BücherVerbrennt, verbrennt man auch am Ende Menschen.[12]

См. также

Список авторов книг, сжигавшихся в нацистской Германии

Примечания

dic.academic.ru

Жгли ли злобные нацисты книги Толстого, Пушкина, Гёте, Библию?

Источник: http://perovo88.livejournal.com/1688.html

«Краткий обзор: 10 мая 1933 г. в Берлине состоялось массовое сожжение "вредных" книг, написанных евреями. Среди сожженных были книги Г. Гейне, Т. Манна, З. Фрейда, С. Цвейга, А. Эйнштейна. А еще в середине XIX в. великий немецкий поэт еврейского происхождения Генрих Гейне пророчески писал : "Там, где сжигают книги, будут жечь людей". К концу войны список был из 5500 тысяч произведений.-----------------------------------------------------------------------------

К большому несчастью этот список, а также другие всевозможные списки и планы, по типу плана "ОСТ", письмо Бормана Розенбергу и т.д. и т.п. до нас не дошли, а были утеряны, украдены, съедены и т.д.

В общем частенько в разговорах можно услышать, якобы нацисты жги книги русских писателей, европейских мыслителей и религиозную литературу. На вопрос какие именно, мне отвечали, в основном Толстого, Достоевского, Пушкина, Гёте, Библию. Однако если сделать небольшой анализ, то получается много не состыковок.

1) Сжигание книг Толстого, Пушкина, Достоевского и т.д.Впервые эта информация упоминается в фильме: «Обыкновенный фашизм» — документальный фильм Михаила Ромма, вышедший на экраны в 1965 году. Национальность Ромма как вы уже догадались еврей, но не будем акцентировать на этом внимание, а перейдем в опровержению.

'Die Kreutzersonate' - иначе говоря "Крейцерова соната", поставленная попроизведению Льва Толстого.Получается они жгут его книги, но ставят по его произведениям спектакли и снимают фильмы? Это фильм 1937 года, вот ссылка на него http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/71981/

'Der Postmeister' (1940 год). - фильм, поставленный по Пушкинской повести"Станционный смотритель".

Ну и насчет Достоевского. Геббельс в дневниках, Розенберг в статьях и заметках, Эккард и Гитлер высказывали свою любовь к нему. А также другие высшие руководители Третьего Рейха об этом говорили.

На самом деле немцы любили русскую культуру http://antrod.livejournal.com/33736.html

2) Сжигание книг Гёте.Про сжигание Гёте это наглое враньё. Гитлер уважал Гёте и восхищённо упоминал о нём в своей книге:"Не забудьте, что на одного Гете природа всегда дарит нам 10 тысяч таких пачкунов, а каждый из этих пачкунов разносит худшего вида бациллы на весь мир."

"Но что такое Шиллер, Гете или Шекспир для героев новейшей немецкой поэзии? С точки зрения этих господ Шиллер, Гете и Шекспир - люди совершенно устаревшие, отжившие, мало того, уже давно "превзойденные новыми поэтами".

"Еще Гете ужасался по поводу одной мысли, что на будущее закон уже не запрещает браков между христианами и евреями. А ведь Гете, упаси боже, не был реакционером или другом рабства. В Гете говорил только голос крови и здравого рассудка. Вопреки всем позорным махинациям придворных кругов сам народ инстинктивно видел в евреях чужеродное тело и соответственно этому относился к ним."

3) Сжигание Библии.С Библией понятно, это откровенная ложь, которую можно опровергнуть, хотя бы 24-ым пунктом NSDAP:

«24. Мы требуем свободы всех религиозных вероисповеданий в государстве, если они не угрожают его целостности или не оскорбляют нравственных чувств и морали германской расы.

Партия, как таковая, представляет точку зрения позитивного христианства без того, чтобы привязывать себя конфессионально к определенному вероисповеданию. Она преодолевает еврейско-материалистический дух внутри и вне нас и убеждена, что окончательное выздоровление нашего народа может произойти только в том случае, если оно осуществляется изнутри народных масс в соответствии с основополагающим принципом:

Благо общности предшествует личной выгоде».----------------------------------------------------------------------------А какие же книги жгли? В основном, еврейскую литературу и порнографию. Вот отрывок из речи:

"- Против классовой борьбы и материализма, за народную общность и идеализм в жизни! Во имя всего этого я предаю пламени писания Маркса и Каутского!

- Против декаденса и морального разложения! За то, чтобы было хорошее поведение и воспитание в семье и государстве, я предаю пламени писания Генриха Мана, Эрнеста Глезера и Эриха Кестнера.

- Против подлости мышления и политического предательства, за беспредельную преданность народу и государству! Во имя всего этого я предаю пламени сочинения Фридриха Фостера.

- Против разлагающего душу преувеличения значимости секса, за аристократизм человеческой души. Во имя всего этого я предаю пламени писания Зигмунда Фрейда.

- Против искажения нашей истории и умаления наших великих деятелей, за почитание нашего прошлого. Во имя всего этого я предаю огню сочинения Эмиля Людвига и Вернера Хагемана.

- Против демократически-еврейской антинародности, за национальное сознание! Во имя всего этого я предаю огню писания Теодора Вольфа и Георга Бернгарда.

- Против литературного предательства солдат первой мировой войны, за воспитание народа в духе истины. Во имя всего я предаю огню сочинения Эриха Марии Ремарка.

- Против чванливого обезображивания немецкого языка, за заботу о ценнейшем достоянии нашего народа. Во имя всего этого я предаю огню писания Альфреда Керра.

Против наглости и самоуверенности, за уважительность и почтительность к немецкому народному духу. Пусть пламя поглотит писания Тухольского и Осецкого."»

merezhkovsky.livejournal.com

Книги, сожженные до и после 10 мая 1933 года

Эра электронных книг остановит одно из самых дурацких развлечений человечества, вернее, отморозков человечества - сжигание книг. С тем же успехом можно поджигать море.10 мая 1933 года было знаменитое сжигание книг в нацистской Германии.

Фашистские "пионеры" сжигают книги в Зальцбурге, Австрия, 30 апреля 1938 года

Но немало книг было сожжено до и после. "Коммерсант" подготовил любопытный обзор книжных костров. Длина списка и названия некоторых книг вас удивят:

"О гражданине", "Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского"

Томас Гоббс

Сожжены в 1683 году в Оксфордском университете как еретические. Распространение атеистических идей было запрещено в 1666 году решением Палаты общин — сразу после этого Гоббс сам сжег некоторые из своих сочинений.

"Сумма теологии"

Фома Аквинский

Трактат сожжен Мартином Лютером в 1520 году вместе с папской буллой об отречении его от церкви и трактатом Анджело Карлетти Кивассийского "Summa angelica".

Лекции протоиерея Александра Меня

5 мая 1998 года в Екатеринбургском духовном училище по распоряжению местного архиерея Никона был проведен обыск у учащихся. Было отобрано четыре книги лекций отца Александра Меня, которые в тот же день были сожжены во дворе училища

Сочинения Льва Толстого, Николая Рериха, Владимира Соловьева, Сергия Булгакова, Павла Флоренского

Сожжены 14 мая 1995 года отцом Олегом Стеняевым во дворе своего храма при участии епископа Истринского Арсения.

Сочинения Кнута Гамсуна

Сжигались жителями Норвегии на городских площадях после окончания Второй мировой войны и освобождения Норвегии от немецкой оккупации в знак протеста против коллаборационизма Гамсуна.

"Сатанинские стихи"

Салман Рушди

Книга неоднократно сжигалась мусульманами как богохульная. В первый раз это произошло 2 декабря 1988 года в Болтоне, в сжигании участвовало 7000 человек, за два с половиной месяца до объявления ее автору фетвы.

"О причинах и характере унии в Западной России"

Николай Костомаров

Запрещена в 1842 году министром просвещения Уваровым за "множество дерзких выражений насчет восточной церкви". Все найденные экземпляры сожжены.

Сочинения Пушкина, Гоголя, Белинского

Сожжены в 1863 году ректором Троицкой духовной академии Саввой, устроившим ночной обыск у семинаристов и изъявшим все "соблазнительные и еретические письмена".

"История Италии"

Уильям Томас

Запрещена и публично сожжена в 1554 году по приказанию королевы Англии Марии I сразу после казни ее автора, обвиненного в предательстве за участие в восстании Уайетта.

"Философские письма"

Вольтер

Сожжены в 1734 году во Франции за "оскорбление религии и нравственности и неуважение к государству". Вплоть до 1771 года та же участь постигала все последующие сочинения Вольтера, включая "Храм вкуса", "Орлеанскую девственницу", "Кандида" и "Философский словарь".

"Кодекс Наполеона"

Сожжен 18 октября 1817 года членами нескольких буршеншафтов, собравшимися в замке Вартбург, чтобы отметить двухлетие победы над Наполеоном и призвать к объединению Германии.

"Сравнение материального и нравственного благосостояния губерний западных, великороссийских и привислинских"

Иван Блиох

Исследование, в котором влияние евреев на экономику Российском империи оценивалось как плодотворное, было запрещено Советом министров. Все найденные экземпляры были сожжены.

"Улисс"

Джеймс Джойс

Выходивший в Америке 1918-1920 годах в журнале The Little Review роман подвергся преследованию за непристойность и был запрещен судом еще до выхода полного издания. В течение 1920-х неоднократно сжигался Почтовой службой США.

"Путешествие из Петербурга в Москву"

Александр Радищев

В 1790 году были конфискованы и сожжены начальником Тайной канцелярии Шешковским шесть экземпляров книги, отобранных у тех, кому Радищев ее подарил. 26 экземпляров, проданных через лавку, остались у неизвестных владельцев. Остальной тираж (около 600 экз.) сжег сам Радищев.

"Гермафродит"

Антонио Беккаделли

Самый известный сборник стихотворений Беккаделли при жизни автора неоднократно публично сжигался в Италии вместе с его портретом за воспевание гомосексуальной любви.

"День опричника", "Сахарный Кремль"

Владимир Сорокин

Сожжены 21 ноября 2008 года в ходе акции "Против пропаганды антихристианских и антирусских измышлений", организованной на Берсеневской набережной Москвы-реки Союзом православных хоругвеносцев.

"Гарри Поттер и Дары Смерти"

Джоан Роулинг

Сожжена 12 октября 2007 года Союзом православных хоругвеносцев. Глава Союза Леонид Симонович-Никшич в ходе акции заявил: "Это не написание добрых книжечек о героическом подростке, а самое настоящее чернокнижие, через которое в души детей вливают идеи зла, сатанизма и колдовства".

"Тысяча и одна ночь"

Признана судом Египта порнографической в 1985 году; государственный обвинитель утверждал, что книга является "причиной участившихся случаев насилия над женщинами". Публично сожжена в том же году. Запрет был вскоре снят.

"Дневник Анны Франк"

Сожжена 24 июня 2006 года в немецкой коммуне Претцин в ходе неонацистского фестиваля. Пятерым участникам были предъявлены обвинения в разжигании расовой ненависти и осквернении памяти умерших.

Абу Навас

В 2006 году под давлением исламских фундаменталистов министерство культуры Египта потребовало публично сжечь 6 тысяч томов классика арабской поэзии Абу Наваса, известного своими гомоэротическими стихотворениями.

"Код да Винчи"

Дэн Браун

Сожжена 21 мая 2006 года в Чеканно, пригороде Рима, за "очернение фигуры Христа". Акция была организована Партией христианских демократов и партией "Национальный альянс". Местные жители закидали организаторов акции помидорами.

"Зеленая книга"

Муаммар Каддафи

В течение 2011 года акции публичного сожжения книги проводились в Бенгази, Триполи, перед посольством Ливии в Каире и посольством США в Лондоне.

"Тропик Козерога"

Генри Миллер

Признана порнографической в Турции в 1989 году — публичные акции сожжения проходили по всей стране.

"Бойня N5"

Курт Воннегут

7 ноября 1973 года в средней школе Северной Дакоты по распоряжению главы школьного совета было сожжено 32 экземпляра книги, найденные в шкафчиках учеников. Из-за наличия в ней нецензурной лексики школьное руководство посчитало книгу вредной для подростков.

"О мышах и людях"

Джон Стейнбек

Сожжена в августе 1977 года в Ойл-Сити, Пенсильвания, Ку-Клукс-Кланом Южной Каролины. Акции были направлены против включения "богохульной" книги в местные школьные библиотеки.

"Гроздья гнева"

Джон Стейнбек

Сжигалась в 1939 году в Калифорнии, Иллинойсе и Оклахоме. Президент Ассоциации фермеров Калифорнии в ходе одной из акций назвал книгу "грязной пропагандой, настраивающей американцев против собственного рабочего класса".

"Annie On My Mind"

Нэнси Гарден

Книга, рассказывающая о романе между двумя семнадцатилетними девушками, была сожжена в 1981 году в Канзас-Сити, Миссури. Акция проводилась на ступенях местной школьной библиотеки, в которую незадолго до этого была включена книга.

Журнал National Geographic, комиксы про Даффи Дака и Бэтмена

29 января 1981 года подверглись "ритуальному сожжению" перед зданием Христианской школы в Дакоте. Директор школы заявил, что издания "сбивают детей с Истинного Пути". Самые массовые публичные сожжения комиксов происходили в США в конце 40-х — начале 50-х годов ХХ века.

"Джунгли"

Эптон Синклер

Сожжена в 1953 году в ходе антикоммунистической кампании сенатора Джозефа Маккарти.

"Радуга"

Дэвид Герберт Лоуренс

Сразу после выхода в 1915 году весь тираж был арестован и частично сожжен в Лондоне перед зданием Главного уголовного полицейского суда. Книга была признана порнографической и оставалась под запретом в Англии еще 11 лет.

"Дублинцы"

Джеймс Джойс

11 сентября 1912 года первые 1000 экземпляров книги сожжены издателем, отказавшимся перед этим продать тираж Джойсу.

Журнал "Русская мысль"

Упоминания о случаях сожжения номеров журнала (около 1896 года) встречаются в книге Владимира Гиляровского "Москва и москвичи".

"Дни в замке Флорбель, или Разоблаченная природа"

Маркиз де Сад

Так и не опубликованный роман сожжен вместе с записными книжками де Сада сразу после его смерти в 1814 году — считается, что инициатором сожжения выступил сын писателя.

"Иконоборец"

Джон Мильтон

29 августа 1660 года по указу Карла II все найденные экземпляры политического памфлета были преданы огню (несколько экземпляров удалось сохранить только Бодлианской библиотеке).

"Переводы из "Элегий" Овидия"

Кристофер Марло

"Пигмалион и другие сатиры"

Джон Марстон

Публично сожжены в 1599 году в Лондоне по приказу архиепископа Кентерберийского Джона Уитгифта.

"Нравы"

Франсуа-Венсан Туссен

Трактат сожжен сразу же после издания в 1748 году по приказу Парижского парламента за антирелигиозное содержание.

Сочинения Джордано Бруно

17 февраля 1600 года на площади Цветов в Риме публично сожжены как еретические.

Сочинения Че Гевары, Карла Маркса, Владимира Ленина

Сожжены по приказанию Аугусто Пиночета после переворота 1973 года.

Талмуд

Первой и до сих пор самой масштабной акцией сожжения Талмуда считается эпизод 1242 года. По приказу папы Григория IX в Париже публично сожжено 24 повозки с изъятыми копиями Талмуда.

Библия

Публично сжигалась на протяжении всей истории своего существования.

Коран

Публично сжигался на протяжении всей истории своего существования.

"Декамерон"

Джованни Боккаччо

"Монархия"

Данте Алигьери

Сочинения Франческо Петрарки

"Морганте"

Луиджи Пульчи

Сочинения Овидия

Сожжены 7 февраля 1497 года по распоряжению Джироламо Савонаролы как не соответствующие декалогу.

Подробнее с обложками книг: http://www.kommersant.ru/doc/2178882

senat-perm.livejournal.com

О сожжении книг в Коми

Зловещее знамение: книги, упоминающие судьбу Мандельштама и цитирующие Мамардашвили, сжигают в Коми, где возникли первые в СССР и крупнейшие лагеря ГУЛАГа

Кадр из фильма «451 градус по Фаренгейту» Франсуа Трюффо

Сожжение книг в Коми — это не российская сиюминутная история. Если она и имеет отношение к текущей политической конъюнктуре, то очень опосредованное.

Режим, министр Мединский, современное российское телевидение, прибравшееся в головах и библиотекарей, — это важно, но не главное. В странах Запада книги тоже, случается, изымают из библиотек, уничтожают, порой и показательно сжигают. Да, книги о Гарри Поттере или Коран в США сжигали по частной инициативе, а не по указаниям чиновников, однако когда вояки жгли мемуары о войне в Афганистане, на то было указание Минобороны США.

Мракобесие — вне времени и границ. Все эти современные книжные костры — из того же ряда, что сокрушение кувалдами памятников всемирной истории на Ближнем Востоке или разрушение статуй Будды в Афганистане. Пусть урон менее существенный, и сама акция в Коми менее эффектна, но эта история об одном: тьма всегда рядом, варварство заразно. И это не новость, этому положению вещей уже тысячи лет.

Средневековье всегда стоит на пороге, дело всего лишь в одном — есть ли люди, готовые его не пускать в дом и обладающие должной для постоянного сопротивления мерой сил и талантов. И новость как раз состоит в том, что в России сегодня таких людей, похоже, не находится. Что выработанные за тысячелетия механизмы сопротивления тьме не срабатывают.

В 1998 году в Екатеринбурге, во дворе духовного училища РПЦ по указанию епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона публично сожгли неправильные книги — «модернистские» и «еретические» богословские произведения протоиереев Александра Меня, Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа и Николая Афанасьева.

Екатерина Гениева, в то время президент фонда Сороса в России и института «Открытое общество», сразу, по горячим следам отправила в 52 библиотеки Екатеринбурга и Свердловской области комплекты книг, подвергшихся аутодафе. Для нее это был повседневный труд — незадолго до этого она, первый вице-президент Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (ИФЛА), разбиралась с изъятием трудов неугодных авторов из некоторых публичных библиотек Франции.

Гениева тогда передала мне для публикации в «Известиях» свою переписку с Патриархом Алексием II — спор там шел о вещах слишком серьезных и значимых, чтобы оставаться делом лишь двух человек. «Хорошо помню беседы в Вашем кабинете об о. Александре Мене, — писала Екатерина Юрьевна. — Именно о. Александр Мень является поводом моего письма к Вам. Оно несет на себе не только отпечаток личного потрясения духовной дочери пастыря Церкви, книги которого подверглись публичному сожжению, но и огромной тревоги первого вице-президента самой крупной библиотечной ассоциации мира. <…> Необъяснимо, что до сих пор Ваш авторитетный голос не призвал безумцев очнуться и посмотреть, какой невосполнимый вред авторитету всей Русской Православной Церкви наносит их мракобесие. Именно поэтому пишу Вам не сразу — я ждала в надежде услышать Ваш голос <…>».

Патриарх ответил уважительно и очень складно, поблагодарив за письмо, в котором «Вы делитесь Вашими горькими чувствами от вполне понятной Вашей реакции на интерпретацию в прессе события в Екатеринбурге». В то же время подчеркнув, что его видение «опирается на свидетельство епископа Никона».

Сын о. Александра Шмемана Сергей напомнил тогда: «По многолетнему опыту жизни в Советском Союзе я знаю, скольких людей вдохновляли и поддерживали его работы. В их числе и Патриарх Алексий II, который называл о. Шмемана «своим великим учителем». (Вспоминаю лишь затем, чтобы подчеркнуть: даже у громадных, авторитетных величин, как Патриарх Алексий II, могли быть иные воззрения на костры из книг. Что говорить о провинциальном чиновничестве.) В «Известиях» тогда же напечатали реплику писателя Григория Бакланова, работавшего в стратегическом правлении Института «Открытое общество». Начались разбирательства. А фонд Сороса продолжал финансировать издание книг православных богословов.

Сегодня фонд признан «нежелательной организацией» и фактически прекратил работу в России. Давно уже нет Бакланова, «Известий» тех нет еще дольше. Полгода назад умерла Гениева.

Андрей Колесников в «Ведомостях» тогда написал: «Гениевой нет — и теперь будет все дозволено». Мне и в те дни, и сейчас тем более гиперболой это не кажется. Пещерное мурло не проявляется всегда чудом, и это чудо — конкретные, очень немногие люди, способные это мурло различить и каждодневно ему противостоять.

Не стало Гениевой — и книги, изданные при поддержке института «Открытое общество» и фонда Сороса, взялись изымать, списывать, утилизировать, сжигать. Не думаю, что она нарочная, но уж очень показательной выглядит символика, когда книги, упоминающие судьбу Мандельштама и цитирующие Мамардашвили, учебники логики, философии, социологии сжигают в крае, где возникли первые в СССР и крупнейшие лагеря. В крае СЕВЛОНа, Ухтпечлага, Воркутлага, Ухтижемлага, Заполярного, Речлага, Печорлага. В крае, где сгинули столичные профессора, философы, теоретики искусства, писатели и поэты.

Фонд Сороса помог выживанию российских гуманитариев в самые трудные для них времена. Правда и то, что Сорос не скрывал антитоталитарной сущности своих проектов. Но разве Россия не в том же заинтересована? Почитайте нашу Конституцию: фонд Сороса, «Открытое общество» делали всё, чтобы этот документ обрел не только бумажную реальность.

Помню, как в 90-х в Красноярске Гениева отвечала местной интеллигенции на ее традиционный вопрос: зачем Соросу, великому и ужасному, это нужно — поддерживать русских гуманитариев, издавать их книги? Екатерина Юрьевна рассказывала, что отец Джорджа Сороса сидел в верхоянских лагерях, после чего два с половиной года странствовал по Сибири, прежде чем вернуться в Венгрию… Гениевой нет, и некому возвысить голос против провинциальной инквизиции — так, чтобы услышали.

А стоит спустить на тормозах единожды — проиграешь навсегда. Бешенство заразно. Уже сжигали книги перед Большим театром в Москве, сжигали в Цхинвали, в Крыму. Это инкубационный период. Вот Леониду Зильбергу, учредителю интернет-журнала «7x7», сообщившему о кострах из книг в Коми, тут же принялись тыкать в его национальность, похохатывая: дескать, понятно, почему он всполошился — после сожжения книг изгоняют евреев, а тех, кто вовремя не понял, сажают в лагеря.

Ну да, а для немцев та история, начавшаяся кострами из неугодных режиму книг, закончилась вполне благополучно.

www.novayagazeta.ru

Сожжение книг. Разное от Книги

Сожжение книг — уничтожение книг в огне как ритуальная казнь. В прошлом сожжение книг часто происходило публично с целью продемонстрировать отрицательное отношение к сжигаемой литературе.

В древности

Возможно самое первое сожжение книг устроил по совету Ли Сы китайский император Цинь Ши Хуан в 221 г. до н. э. Учёных же он велел живыми закопать в землю. Ирония состояла в том, что вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг Сыма Цянь испытывал огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

Сожжение книг
В христианской традиции

В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе « из занимавшихся чародейством довольно многие, собравши книги свои сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм » (Деян.19:19).

В каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе:

Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

— 63-е правило Шестого Вселенского собора.

Позднее Седьмой Вселенский собор (787 год) постановил, что подобные сочинения « должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами ».

Католическая церковь

Католической церковью в Средние века неоднократно устраивались публичные сжигания Талмуда и других священных книг иудаизма, которые трактовались как источник зла. Так, папа Гонорий IV в 1286 году писал архиепископу кентерберийскому об этой « _достойной проклятия книге _» (liber damnabilis), серьёзно предостерегал его и « настоятельно » (vehementer) требовал, чтобы он наблюдал за тем, чтобы никто не читал этой книги, « так как отсюда проистекает всякое другое зло ».

1415 год — по постановлению Констанцского собора был сожжен вместе со своими книгами просветитель Ян Гус.

При диктаторе Флоренции с 1494 по 1498 Савонароле практиковался костёр тщеславия. Савонарола организовал отряд мальчиков, которые врывались в знатные дома с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по городу, отбирая игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и тому подобные вещи; потом все это предавалось торжественному сожжению.

1508 год — кардинал-инквизитор Хименес де Сиснерос сжег 100 тысяч древних арабских рукописей.

Русская православная церковь

В 1284 году в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется следующая норма:

Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь.

В 1690 Собор под председательством Патриарха Иоакима анафематствовал «хлебопоклонническую ересь» и осудил на сожжение сочинения Феодора Медведева.

В 1830-х годах по требованию Святейшего Синода сожгли 5000 экземпляров Пятикнижия Моисея, переведенного на русский язык и изданного Библейским обществом.В 1842 году была запрещена диссертация Н. И. Костомарова «О причинах и характере Унии в Западной России». Архиепископ Иннокентий (Борисов) нашёл в книге « множество дерзких выражений насчёт восточной церкви и ее патриархов ». Мнение архиепископа поддержал министр просвещения С. С. Уваров. В результате, все экземпляры диссертации, которые удалось собрать, были сожжены.

По одобрению митрополита Филарета ректор Троицкой духовной семинарии Савва, который, узнав, что у семинаристов есть печатные и рукописные сочинения Гоголя, Лермонтова, Пушкина, Белинского и других, ночью сделал обыск и все отобранные книги распорядился предать «торжественному сожжению» во дворе академии в присутствии преподавателей и учащихся.

В 1879—1880 годах запрещена и сожжена книга Геккеля «История племенного развития организмов».

В 1893 году изъята из распространения и уничтожена книга Г. H. Гетчинсона «Автобиография Земли, общедоступный очерк исторической геологии». Духовная цензура аргументировала своё решение тем, что автор не согласовал своих взглядов с церковным учением о сотворении мира, и поэтому книга « подрывает основы религии ».

В 1902 году сожжён весь тираж книги Геккеля «Мировые загадки», так как в книге « красной нитью проходила идея животного происхождения человека ».

В иудаизме

После того как противники Маймонида обратились в инквизицию с просьбой расследовать ересь, инквизиция сожгла сочинения Маймонида в 1234 году (см. Йона Геронди). В XVIII веке в некоторых еврейских общинах сжигались обвинённые в ереси книги Моше Хаима Луцатто и Моисея Мендельсона.

В нацистской Германии

Широко известна массовая акция сожжения книг 10 мая 1933 г. в Германии (такие акции проводились и позднее). Сотни студентов, профессоров, членов СА и СС уничтожали на костре книги «антинемецких» авторов: Зигмунда Фрейда, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса и Курта Тухольского. В память о сожжении книг в нацистской Германии на Оперной площади (ныне — Бебельплац) в Берлине был в 1995 открыт памятник работы израильского скульптора Михи Ульманна.

После поражения Германии в войне союзники в рамках денацификации провели массовое уничтожение нацистской литературы (в том числе полному уничтожению подлежали все школьные учебники времён нацизма).

В фашистской Румынии

После того, как румынские войска в 1941 году заняли Бессарабию, новая румынская администрация проводила политику румынизации. Частью этой политики было изъятие и сожжение книг в местных библиотеках. Сожжению подлежали все книги, написанные не на румынском языке (в том числе на дореформенном русском и европейских языках).

В Кишинёве было сожжено 1 200 000 томов, в Тирасполе — 250 000. В Бельцком уезде румынские войска сожгли 15 вагонов книг. Кроме литературы изъятию и уничтожению подлежали граммофонные пластинки. В список обязательных для изъятия входили пластинки с песнями из фильмов «Весёлые ребята», «Цирк» и «Дети капитана Гранта».

В современной России

В Москве 14 мая 1995 года известный фундаменталистский деятель о. Олег Стеняев при участии викария Патриарха Алексия II епископа Истринского Арсения (Епифанова) прямо во дворе своего храма сжигал книги, причем не только Льва Толстого и Николая Рериха, но и Владимира Соловьева, о. Сергия Булгакова, о. Павла Флоренского и других. Это аутодафе даже транслировалось по телевидению. Как сообщил Александр Верховский, вице-президент Информационно-исследовательского центра Панорама, книги богословов, неприемлемых для фундаменталистов, уже не раз сжигали в некоторых монастырях, но эти случаи не получали особой огласки.

5 мая 1998 г. по распоряжению епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона из библиотеки и у студентов епархиального Духовного училища были изъяты книги известных православных богословов XX века протопресвитеров Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, Николая Афанасьева и протоиерея Александра Меня, и сожжены во дворе училища. После этого трем священникам епархии было предложено проклясть «ереси» вышеупомянутых авторов, закрепив это присягой перед Крестом и Евангелием.Позднее появилась информация, что « было сожжено четыре книги, которые по авторству приписывать можно Меню, но на них не было пометок священноначалия о том, что они изданы по благословению, а проповеди, которые они содержали, содержали явно натяжки в совершенно вольной трактовке Священного Предания ».В 2007 году несколько человек из Союза православных хоругвеносцев (СПХ) на Берсеневской набережной в Москве сожгли одну книгу о Гарри Поттере.

fanparty.ru

Так сжигали книги или нет?

Фото: depositphotos.com

Рэй Брэдбери, наверное, в самом страшном сне не мог представить, что его произведение «451 градус по Фаренгейту» может стать реальностью. Вслед за уничтожением продуктов, подошла очередь книг. Пресса пестрит заголовками о сожжении в Коми книг, «чуждых российской идеологии».

Новость впервые появилась на сайте регионального издания «7x7». А написана она была по официальному ответу министерства образования республики Коми. 

«В Воркутинском горно-экономическом колледже выявленная литература изъята, списана и уничтожена путем сожжения», — говорится в документе. И стоит подпись исполняющей обязанности министра Светланы Моисеевой-Архиповой.

Журналисты издания позвонили в библиотеку, где им рассказали, как именно жгли книги.

«Убираются индикаторы из каталога, достаются формуляры, книги сносятся вниз и в ящиках сжигаются. То есть эту процедуру мы делали неоднократно, потому что фонд ветхий списывали», — рассказала заведующая библиотекой Воркутинского горно-экономического колледжа Елена Васильева.

На историю обратили внимания в министерстве культуры. Владимир Мединский пообещал разобраться в ситуации.

«Я считаю, что, в принципе, сжигание книг — это из той же серии, что и снос любых памятников. Это настолько плохо выглядит и вызывает настолько странные исторические ассоциации, что, на мой взгляд, это совершенно недопустимо», — подчеркнул министр. 

После этого заявления ситуация в Коми начала развиваться по другому сценарию. Сначала в Минобразовании Коми сказали, что библиотека некорректно представила отчет, а все книги целы и невредимы.

В свою очередь, Елена Васильева рассказала Дождю, что книги они вовсе никакие не сжигали и неверную информацию министерству образования не предоставляли, а изданию «7x7» про сожжение она ничего не комментировала.

Кроме того, и.о. министра образования республики Коми Светлана Моисеева-Архипова, которая подписала тот самый документ, где говорится о сожжении книг, сказала, что его вообще не подписывала.

«Этот документ я не подписывала. Этот документ, с таким текстом я не подписывала. Я не могла такой документ подписать», — заявила она Дождю.

На вопрос, почему пресс-секретарь министерства документа в таком виде не отрицала, а появление надписи о сожжении объяснила тем, что это библиотека предоставила некорректные данные, Моисеева-Архипова ответила, что «не знает, что мне там кто комментировал».

А вот что рассказал главный редактор издания «7х7» Максим Поляков.

«Официальный запрос от журнала «7х7» был направлен в министерство образования и молодежной политики республики Коми. 13 января мы получили ответ от министерства образования, который нам пришел с ящика отдела профессионального образования и науки. То, что сейчас исполняющая обязанности министра идет в отказ и утверждает, что она этот документ не подписывала, для нас — большой сюрприз», — рассказал Поляков.

Книги, которые в итоге «восстали из пепла» — 54 экземпляра произведения «Мировоззрение». Авторы: Джон Ленокс — профессор математики Окфорсдкого университета и Дэвид Гудинг — почетный профессор греческого языка королевского университета в Белфасте.

Директор библиотеки назвала книги «немного сектантскими», хотя, на самом деле, они о протестантизме. По словам старшего научного сотрудника института философии РАН Игоря Чубарова, книги совершенно безобидны и посвящены отношениям человека и бога, а также разъясняют некоторые библейские сюжеты.

А под прицел попали по той причине, что были изданы при поддержке фонда Сороса, который в 2015 году Генпрокуратура признала угрожающим основам конституционного строя.

В середине декабря заместитель полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Андрей Травников распорядился в республике Коми изъять из библиотек литературу, изданную при поддержке Фонда. Помимо вышеперечисленных, по тем же причинам еще в трех вузах изъяты более 400 книг. Какая в тоге их ждет судьба — пока неизвестно. 

tvrain.ru

Реферат Сжигание книг

скачать

Реферат на тему:

Censored

План:

    Введение
  • 1 В древности
  • 2 В христианской традиции
    • 2.1 Католическая церковь
    • 2.2 Русская православная церковь
  • 3 В иудаизме
  • 4 В нацистской Германии
  • 5 В фашистской Румынии
  • 6 В современной России
  • Примечания

Введение

Сожжение книг — уничтожение книг в огне как ритуальная казнь[]. В прошлом сожжение книг часто происходило публично с целью продемонстрировать отрицательное отношение к сжигаемой литературе.

1. В древности

Возможно самое первое сожжение книг устроил по совету Ли Сы китайский император Цинь Ши Хуан в 221 г. до н. э. Учёных же он велел живыми закопать в землю. Ирония состояла в том, что вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг Сыма Цянь испытывал огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

2. В христианской традиции

Ефесяне сжигают книги после проповеди апостола Павла

В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе «из занимавшихся чародейством довольно многие, собравши книги свои сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм» (Деян.19:19).

В каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе:

Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

— 63-е правило Шестого Вселенского собора

Позднее Седьмой Вселенский собор (787 год) постановил, что подобные сочинения «должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами».[1]

2.1. Католическая церковь

Мартин Лютер сжигает буллу, гравюра на дереве, 1557

Католической церковью в Средние века неоднократно устраивались публичные сжигания Талмуда и других священных книг иудаизма, которые трактовались как источник зла. Так, папа Гонорий IV в 1286 году писал архиепископу кентерберийскому об этой «достойной проклятия книге» (liber damnabilis), серьёзно предостерегал его и «настоятельно» (vehementer) требовал, чтобы он наблюдал за тем, чтобы никто не читал этой книги, «так как отсюда проистекает всякое другое зло».[2]

1415 год — по постановлению Констанцского собора был сожжен вместе со своими книгами просветитель Ян Гус [3].

При диктаторе Флоренции с 1494 по 1498 Савонароле практиковался костёр тщеславия. Савонарола организовал отряд мальчиков, которые врывались в знатные дома с целью следить за исполнением 10 заповедей, бегали по городу, отбирая игральные карты, кости, светские книги, флейты, духи и тому подобные вещи; потом все это предавалось торжественному сожжению.

1508 год — кардинал-инквизитор Хименес де Сиснерос сжег 100 тысяч древних арабских рукописей [3].

2.2. Русская православная церковь

В 1284 году в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется следующая норма:

Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь.

В 1690 Собор под председательством Патриарха Иоакима анафематствовал «хлебопоклонническую ересь» и осудил на сожжение сочинения Феодора Медведева.

В 1830-х годах по требованию Святейшего Синода сожгли 5000 экземпляров Пятикнижия Моисея, переведенного на русский язык и изданного Библейским обществом.[4].

В 1842 году была запрещена диссертация Н. И. Костомарова «О причинах и характере Унии в Западной России». Архиепископ Иннокентий (Борисов) нашёл в книге «множество дерзких выражений насчёт восточной церкви и ее патриархов»[5]. Мнение архиепископа поддержал министр просвещения С. С. Уваров. В результате, все экземпляры диссертации, которые удалось собрать, были сожжены.[6]

По одобрению митрополита Филарета ректор Троицкой духовной семинарии Савва, который, узнав, что у семинаристов есть печатные и рукописные сочинения Гоголя, Лермонтова, Пушкина, Белинского и других, ночью сделал обыск и все отобранные книги распорядился предать «торжественному сожжению» во дворе академии в присутствии преподавателей и учащихся.[7]

В 1879—1880 годах запрещена и сожжена книга Геккеля «История племенного развития организмов».[8]

В 1893 году изъята из распространения и уничтожена книга Г. H. Гетчинсона «Автобиография Земли, общедоступный очерк исторической геологии». Духовная цензура аргументировала своё решение тем, что автор не согласовал своих взглядов с церковным учением о сотворении мира, и поэтому книга «подрывает основы религии».[9]

В 1902 году сожжён весь тираж книги Геккеля «Мировые загадки», так как в книге «красной нитью проходила идея животного происхождения человека».[10]

3. В иудаизме

После того как противники Маймонида обратились в инквизицию с просьбой расследовать ересь, инквизиция сожгла сочинения Маймонида в 1234 году (см. Йона Геронди). В XVIII веке в некоторых еврейских общинах сжигались обвинённые в ереси книги Моше Хаима Луцатто и Моисея Мендельсона.[11]

4. В нацистской Германии

Широко известна массовая акция сожжения книг 10 мая 1933 г. в Германии (такие акции проводились и позднее). Сотни студентов, профессоров, членов СА и СС уничтожали на костре книги «антинемецких» авторов: Зигмунда Фрейда, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса и Курта Тухольского. В память о сожжении книг в нацистской Германии на Оперной площади (ныне — Бебельплац) в Берлине был в 1995 открыт памятник работы израильского скульптора Михи Ульманна.

После поражения Германии в войне союзники в рамках денацификации провели массовое уничтожение нацистской литературы (в том числе полному уничтожению подлежали все школьные учебники времён нацизма).

5. В фашистской Румынии

После того, как румынские войска в 1941 году заняли Бессарабию, новая румынская администрация проводила политику румынизации. Частью этой политики было изъятие и сожжение книг в местных библиотеках. Сожжению подлежали все книги, написанные не на румынском языке (в том числе на дореформенном русском и европейских языках).

В Кишинёве было сожжено 1 200 000 томов, в Тирасполе — 250 000. В Бельцком уезде румынские войска сожгли 15 вагонов книг. Кроме литературы изъятию и уничтожению подлежали граммофонные пластинки. В список обязательных для изъятия входили пластинки с песнями из фильмов «Весёлые ребята», «Цирк» и «Дети капитана Гранта»[12].

6. В современной России

В Москве 14 мая 1995 года известный фундаменталистский деятель о. Олег Стеняев при участии викария Патриарха Алексия II епископа Истринского Арсения (Епифанова) прямо во дворе своего храма сжигал книги, причем не только Льва Толстого и Николая Рериха, но и Владимира Соловьева, о. Сергия Булгакова, о. Павла Флоренского и других. Это аутодафе даже транслировалось по телевидению. Как сообщил Александр Верховский, вице-президент Информационно-исследовательского центра Панорама, книги богословов, неприемлемых для фундаменталистов, уже не раз сжигали в некоторых монастырях, но эти случаи не получали особой огласки.[13]

5 мая 1998 г. по распоряжению епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона из библиотеки и у студентов епархиального Духовного училища были изъяты книги известных православных богословов XX века протопресвитеров Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, Николая Афанасьева и протоиерея Александра Меня, и сожжены во дворе училища. После этого трем священникам епархии было предложено проклясть «ереси» вышеупомянутых авторов, закрепив это присягой перед Крестом и Евангелием.[13] Позднее появилась информация, что «было сожжено четыре книги, которые по авторству приписывать можно Меню, но на них не было пометок священноначалия о том, что они изданы по благословению, а проповеди, которые они содержали, содержали явно натяжки в совершенно вольной трактовке Священного Предания».[14]

В 2007 году несколько человек из Союза православных хоругвеносцев (СПХ) на Берсеневской набережной в Москве сожгли одну книгу о Гарри Поттере[значимость факта?][15].

wreferat.baza-referat.ru


Смотрите также