Тайна Велесовой книги. Велесовой книги


Тайна Велесовой книги

- 1494 Тайна Велесовой книгиТайна Велесовой книги «Велесова книга» - уникальный исторический и литературный памятник Древней Руси, который чудом сохранился в переписи-переводе и на нескольких фото (сам оригинал был утерян в середине ХХ века во Франции).

Данное повествование, начертанное на деревянных «дощьках» алфавитом, сходным с алфавитами «Баянова гимна», Кириллицы, Готических рун, это - послание ведунов, философов и писателей древности к потомкам. Концентрация духовной энергии Велесовой книги» настолько сильна, что ощущается и поныне. Эта книга — послание о верованиях,быте, нравах ариев-славян начиная с ХI века до нашей эры и до времени написания «книги на деревянных дощьках» - 870-890 годов нашей эры. На её «страницах» приводится полный пантеон Славянских богов, даётся концепция Прави-Яви-Нави, раскрывается сущность Великого Триглава.

Нужно сказать, что тогда в IХ веке было совершенно нормально и оправдано записывать знания и историю на «такие носители» или даже зашифровывать рунами на иконописных изображениях, особенно учитывая надвигающуюся физическую и духовную экспансию Византии. В нескольких местах можно найти даже указание на место написания и одного из авторов, из которого мы узнаём, что одним из авторов повествования был Отец Хорыга и место - написано у «ильмерцев», то есть неподалёку от озера Ильмень — в нынешних Новгородских и Псковских землях. По силе образности, необыкновенному высокому чувству патриотизма, общему духу и магии слова, «Велесова книга» соприкасается с ведическими текстами «Авесты», «Риг-Веды», «Слово о полку Игореве» и «Веды словен». А в философско-мировоззренческой сфере является уникальной, так как даёт полную модель вселенной глазами ария-славянина. Книга может быть принята теми, кто духовно-генетически связан с обитавшими на этой земле предками — носителями данного мировоззрения: скифами, древними киммерийцами, сарматами, славянами, антами, ариями и другими индоираноарийскими народами.

На Украине «Велесова книга» официально введена в общеобразовательную программу средних и высших учебных заведений. «Велесова книга» также повод для споров, ведь для официальной науки утеря оригинала (даже при наличие фото) даёт повод сомневаться в её подлинности. И всё же множество фактов указывает не предвзятому взгляду на то, что «сфабриковать» такой сложнейший документ, связанный с официальной Историей, а иногда и уточняющий её, было бы слишком сложно и не нужно. Ведь более надёжный способ — просто уничтожать документы и умалчивать великие знания и древнюю историю. За феномен книги и то, что это только один из множества подобных документов, известных по спискам коллекционеров дореволюционной России, книг подобного рода. «Велесова книга» - всё-таки дошла до нас, избежав охоты и уничтожения!

В.С. ГнатюкФилософские воззрения древних славян и актуальность этих концепций в современном мире.

Время, в которое мы живём сейчас, объявлено Международной организацией ЮНЕСКО десятилетием этнических культур. Почему именно эта тема признана столь важной, когда перед обществом стоит масса сложнейших неразрешённых проблем, - от экологии и глобального потепления до СПИДа и свиного гриппа?Это означает, что мировое сообщество поднялось на высоту осознания того, что этнические культуры - это корни, питающие Древо Жизни всего Человечества. Ибо мировая культура не может существовать без взаимообмена и взаимовлияния. А изучение собственных истоков помогает понять традиции и верования других народов.Мы уже давно изучаем религиозно-философские воззрения древних славян, и то, что открылось нам в прошлом, оказалось не просто увлекательным экскурсом в историю, но необходимым ключом к пониманию взаимосвязи части и целого, мировой цивилизации и культуры каждого отдельного этноса. Ключом не только в прошлое, но и будущее.Познакомившись с древнеславянской философией и пантеоном славянских богов, поражаешься глубине мировоззрения наших предков. Это сложная, многомерная, удивительно стройная и логичная система. Наши предки жили в согласии с природой по законам Прави, считая себя детьми и внуками богов.Познание законов мироздания помогло нашим пращурам пройти через горнило многих войн и катаклизмов, сохранить свой язык, культуру, обычаи, в то время как многие племена и народы бесследно исчезли с лица земли либо растворились среди других этносов.Мы живём на удивительной земле, мы - потомки древнейших народов: ариев, киммерийцев, скифов, сармат, славян. Киммерийское железо, скифское золото, арийские курганы, русские волшебные сказки, - наши предки внесли достойный вклад в сокровищницу мировой культуры.Сейчас человечество накопило столь мощный арсенал оружия, что оно способно не единожды уничтожить землю, пожинает страшные последствия загрязнения окружающей среды, когда чистая вода и пища становятся проблемой, болеет раком, СПИДом и прочими порождениями "благ" цивилизации.Почему так произошло? Во многом потому, что были забыты и уничтожены древние корни, утеряна связь с природой, предками, а значит и с потомками, нарушилась единая нить прошлого-настоящего-будущего. Человечество без культуры, как растение без корней, куда ветер дует, туда и клонится. А технологические возможности без соответствующего уровня культуры сродни оружию в руках ребёнка. Вот почему ЮНЕСКО забило тревогу и поставило вопрос о возрождении этнических культур.Мы, как цивилизованные люди, а тем более прямые потомки древних индославов и ариев, просто обязаны знать и сохранять величайшее наследие предков, которое, подобно египетским пирамидам и храмам древних ацтеков и майя, входит в сокровищницу мирового опыта. Лишь при таком подходе можно построить Вселенский Храм Гармонии.

Ю.В.ГнатюкОбразы древнеславянских божеств, как отражение мировоззрения наших предков.

Мировоззрение древних славян очень самобытно, это не религия и уж тем более не культ, это философия. Причём философия удивительно объёмная, космическая.Историки любят упрекнуть древних славян в язычестве, многобожии. Однако обилие богов на самом деле демонстрирует лишь многомерность Родового Дерева предков. Об этом говорят песенные имена древнеславянских божеств: Листвич, Травич, Стеблич, Птичич, Зверич, Рыбич, Звездич, Снежич и др., - составляющие Малых Триглавов, которые входили в Триглавы Великие: Хорс-Велес-Стрибог, Сивый-Яр-Даждьбог и главный Великий Триглав: Сварог-Перун-Свентовид. Впервые пантеон славянских богов мы открыли в "Велесовой книге". И на вопрос о многобожии ВК даёт следующий ответ: "ЕСЛИ НАЙДЁТСЯ ТАКОЙ ЗАБЛУЖДАЮЩИЙСЯ, КОТОРЫЙ НАЧНЁТ ПЕРЕСЧИТЫВАТЬ БОГОВ, РАЗДЕЛЯЯ ИХ В СВАРГЕ, ОН ИЗГНАН БУДЕТ ИЗ РОДА, ПОСКОЛЬКУ МЫ НЕ ИМЕЕМ БОГОВ РАЗНЫХ. ВЫШЕНЬ, СВАРОГ И ИНЫЕ СУТЬ - МНОЖЕСТВО, ИБО БОГ И ЕДИН, И МНОЖЕСТВЕНЕН. И ПУСТЬ НИКТО НЕ РАЗДЕЛЯЕТ ТОГО МНОЖЕСТВА И НЕ ГОВОРИТ, ЧТО МЫ ИМЕЕМ МНОГИХ БОГОВ" (ВК, дощ.30).К тому же перечень божеств оказался древнеславянским народнохозяйственным календарём, в котором имеются четыре реперные точки-привязки к астрономическому положению солнца: зимнее солнцестояние - Коляда, весеннее равноденствие - Великдень, летнее солнцестояние - Купало, и осеннее равноденствие - Великие Овсени.В центре всей системы мироздания находится Великий Триглав: Сварог-Перун-Свентовид.Сварог (от санскр. Swrga - небо, небесное сияние) - это Дед людей и богов, начальник всего Рода божьего, Род-Рожанич, дающий всему сущему жизнь. Сварог - бог Яви, Прави и Нави, основополагающих принципов древневедической философии, исходящей из триединства мира.Перун (от древнеславянск. "пря" - борьба, битва) - бог действия, вечного движения, та сила, что преобразует вселенную.Свентовид ( от "свет" и "видеть") - бог Света, посредством которого всё приобщается к миру явскому.В то же время все три лика - это "великая тайна, поскольку Сварог есть в то же время Перун и Свентовид" (ВК, дощ.11-А). Это неразрывное единство и взаимоперетекание.Удивительно объёмен и многогранен образ Матери-Сва-Славы - Птицы с женской головой, излучающей сияние, подобно солнцу. Матерь Слава - покровительница воинов и родоначальница славян, которая принесла на своих крыльях небесный огонь для земных очагов.Исследование "Велесовой книги", "Сказаний", мифов и других материалов дали возможность восстановить или дополнить ряд таких древнеславянских божеств, как Радогощ, Купало, Числобог, Велес, Макошь.Имена древнеславянских богов являют собой корневые основы важнейших мировоззренческих понятий и родоплеменных отношений в Древней Руси. От бога "Род" произошли слова: наРОД, РОДина, приРОДа, РОДник, сРОДник, а также отРОДье, выРОДок, уРОД и др. От бога "Ладо" слова: ЛАДный, наЛАДить, поЛАДить, ЛАДонь и др. От "Перун" - расПРЯ, отПРЯнуть, сПРЯтать и др.От "Велес" - ВЕЛий, ВЕЛикий, ВЕЛичать, поВЕЛеть и др. От "Ярило" - ЯРый, ЯРкий, наЯРивать, ЯРовые, и т.д.Это указывает на самобытность мировосприятия древних славян, на их глубинную культуру, которая, органично сосуществуя с природой и людьми других философско-религиозных воззрений, не растворилась в них, а сохранила особый, только нам свойственный образ мыслей и взглядов на окружающий мир.

Перевод "Велесовой Книги" Валентина и Юлии Гнатюк, судя по всему, должен завершить дискуссию о подлинности деревянных дощечек с вырезанными на них письменами, найденных в 1919 году полковником Ф.А.Изенбеком в имении князей Донец-Захаржевских под Харьковым. Так в данном переводе есть исключительно важный аргумент, свидетельствующий о подлинности текста "Велесовой Книги". Это перечень главных календарных праздников года: Коляда, Яро, Красная Гора и Овсени (Великие и Малые). Они отмечают собой так называемый "КрестГода", то есть зимнее и летнее солнцестояние; весеннее и осеннее равноденствия. то, что Коляда - это Зимние Святки, а Яро или Ярилин день - Купало, известно давно. Но что касается Красной Горы и Овсеня, то никто из этнографов и фольклористов 19-20 веков никогда не связывал их с весенним и осенним равноденствиями. Сегодня у нас есть веские основания сделать это. И то, что современные (конец 20 - начало 21 в.в.) научные данные свидетельствуют о том, чего не могли знать ни Ф.А. Изенбек, ни Ю.П. Миролюбов в первой половине 20 века, но знала "Велесова Книга", подтвержлдает ее подлинность.

Светлана Васильевна Жарникова(искусствовед, этнолог, кандидат исторических наук)

Добавить комментарий

slawa.su

Велесова книга

Одной из самых больших сенсаций в области исторических открытий нашего века является находка «Велесовой книги» — языческой летописи доолеговой Руси. История эта напоминает приключенческий роман… Шла гражданская война время великих потрясений, бед и лишений для нашего народа. Многострадальная Россия разделилась на два враждующих лагеря. Многие памятники истории тогда погибли. В слепой ярости ко всему «барскому» уничтожались шедевры мировой и отечественной культуры. Но и в те страшные годы находились люди, которые пытались хоть что-то: спасти. Среди них оказался полковник белой армии, командир дивизионной батареи А. Ф. Изенбек, страстно интересовавшийся древней историей отечества. В 1919 году после очередного боя судьба забросила его в разграбленное имение князей Куракиных под Орлом. В библиотеке разоренной усадьбы он случайно заметил валявшиеся на полу испещренные неизвестными письменами дощечки, сильно разрушенные временем. Многие из них были раздавлены солдатскими сапогами. Изенбек собрал заинтересовавшие его дощечки и взял их с собой, еще не зная, какую цену они представляют.

После окончания гражданской войны полковник и дощечки оказались в Брюсселе. В 1924 году о них узнал писатель и историк Ю. П. Миролюбов, в русских эмигрантских кругах известный как исследователь религии древних славян и русского фольклора. Он первый из исследователей предположил, что текст дощечек написан на неизвестном древнеславянском языке. В течение последующих 15 лет он неустанно занимается переписыванием и расшифровкой дощечек.

Это была кропотливая, по словам Миролюбова, работа. Он с трудом разбирал текст, так как дощечки были сильно повреждены и требовали реставрации. Поверхность их была исцарапана, местами они были совсем испорчены какими-то пятнами и покоробились, точно отсырели. Лак, их покрывавший, кое-где поотстал. Под ним была древесина темного дерева. Изенбек думал, что дощечки березового дерева, возможно, и букового.

Сами дощечки были приблизительно одинакового размера — 38х32 сантиметра, а толщиной в полсантиметра.

«Похоже, что их резали ножом, а никак не пилой,- писал Миролюбов.- Текст был написан или нацарапан шилом, а затем натерт чем-то бурым, потемневшим от времени, после чего покрыт сверху лаком или маслом.

Каждый раз для строки проводилась линия, довольно неровная. На другой стороне текст являлся как бы продолжением предыдущего, так что надо было переворачивать связку дощечек (как листы отрывного календаря). В иных местах, наоборот, каждая сторона была как бы страницей в книге. Сразу видно, что это многосотлетняя давность. На полях некоторых дощечек изображены головы быка, на других лучи солнца, на третьих изображения других животных, может быть, лисы или собаки… Буквы не все одинаковой величины, были строки мелкие, а были и крупные. Видно, что не один человек их писал. Точное количество дощечек пока установить не удалось».

Миролюбов понимал ценность находки и неоднократно предлагал Изенбеку показать дощечки специалистам либо сфотографировать их, но Изенбека постоянно преследовала маниакальная тревога за судьбу реликвий, вплоть до того, что он даже не разрешал Миролюбову вообще выносить дощечки из своего дома. Миролюбов переписывал их в присутствии хозяина. Ученый-энтузиаст соглашается работать в любых условиях, лишь бы иметь доступ к ценнейшему историческому материалу. Опасения не оказались безосновательными: дальнейшая судьба дощечек трагична. После смерти Изенбека в оккупированном немцами Брюсселе в 1943 году они исчезли вместе со всем его имуществом и большим количеством картин. К этому приложило руку, по словам свидетелей, гестапо.

Ю. Миролюбов успел скопировать примерно 75% текста, и в настоящее время историки располагают только записями Миролюбова и случайно сохранившейся фотографией одной из дощечек. Невольно напрашивается сравнение с оригиналом «Слова о полку Игореве», который тоже был утерян во время московского пожара 1812 года.

О подлинности «Велесовой книги» идут споры и по сей день. Официальная наука, не потрудившись над тщательным изучением материала, торопливо оценивает дощечки как гениальный фальсификат. В нашей печати неоднократно появлялись «разоблачительные» статьи на эту тему. Но все это звучит крайне неубедительно.

Первая трудность, с которой столкнулись исследователи книги,- это ее язык. Противники книги стали утверждать, что он не соответствует нормам церковнославянского языка. Аргумент искусственный. Вряд ли можно судить об этом языческом памятнике с точки зрения норм единственно известного нам древнего славянского языка, на котором писали христианские авторы.

С другой стороны, есть много аргументов в пользу того, что письменность на Руси существовала задолго до принятия христианства. В поселениях черняховской культуры на Днепре (III-V века н. э.) находят рунические надписи на глиняных пряслицах и сосудах. В древней Хазарии, по сведениям арабских ученых, пользовались «русским письмом». Знаменитый Кирилл, брат Мефодия, видел в 860 году в Крыму целые книги «роусьскими письмены писано». Сейчас никто не станет отрицать, что наши языческие предки вполне могли создать свою грамоту. Древние славянорусы активно общались на западе и северо-западе с германскими племенами, пользовавшимися руникой, а на востоке и юго-востоке — с тюрко-монгольскими народами с такой же письменностью. Трудно предположить, что славянские племена, находившиеся тогда на том же уровне развития, не знали рун.

Таким образом, накапливается все больше и больше доказательств того, что «Велесова книга» могла быть написана именно таким языком и переписана затем на деревянные таблички. Поразительно и то, что правильность исторических сведений, содержащихся во «Велесовой книге», все более подтверждается новейшими археологическими исследованиями.

Русские эмигранты не только сами досконально изучили текст «Велесовой книги», но и делились результатами своих исследований с учеными-славяноведами всего мира. Интерес проявили историки и филологи Канады, Австралии, Бельгии, США и других стран. В середине 50-х годов расшифрованные тексты были пересланы в Советский Союз, где, к сожалению, были встречены нашими историками настороженно и более чем прохладно. Тогда с крайней опаской относились вообще ко всему «белоэмигрантскому».

В 1963 г. энтузиасты-исследователи сделали обстоятельный доклад о «Влесовой книге» на V международном съезде славистов в Софии. Выступали в основном эмигранты, а не советские ученые. Подчеркивалось, что «книга дощечек» проливает новый свет на пласты очень древней истории русских племен, многие из которых до этого не были известны ученым. Например, выясняется, что греческие и римские хронисты ошибались, называя роксолан племенем аланским. На самом деле они были славянами. Авторы данных летописных сводов, скорее всего, это жрецы языческой религии древних русов до эпохи Олега.

Составители «Велесовой книги» не забыли упомянуть о том, что русы были скотоводами, охотниками, а земледелие для них играло подсобную роль. Именно занятие скотоводством делает понятным тот большой охват территории, отмеченный в книге,- от Волги до Карпат, от берегов Азовского моря до Дуная. Такие подробности постоянных перемещений весьма реалистичны, как и достоверны сведения о контактах с готами, гуннами, греками и другими народами. И в этом плане «Велесова книга» оригинальна — никому не подражает, ничего не повторяет, но исторически достоверна.

По названиям народов и их вождей нетрудно установить, что «книга дощечек» повествует о весьма древнем времени. Она дает богатый материал для рассуждений и пересмотра многих исторических положений. Процесс борьбы с устоявшимися мнениями всегда болезненный. Но при добросовестном отношении к фактам можно найти и другие объективные свидетельства о существовании славянских государственных образований за 400-500 лет до н. э. на Днепре и в Карпатах, а восточнее и еще раньше Документы с такими фактами при желании можно найти в ереванском Матенадаране в архиве грузинских летописей. В Тартуском университете, в библиотеке» некоторых австрийских монастырей, а также и в греческих хрониках.

Во «Велесовой книге» содержатся сведения. Интересные как для историков, этнографов, лингвистов, так и для просто любознательных людей. Так мы узнаем, что среди враждебных древним славянам племен, много им досаждавшим, были яги. Книга приписывает им людоедство. Вот и случается, что в русские сказка Баба Яга попала из суровой действительности. Видимо, это не просто мифический образ ведьмы, питавшейся человечиной, а образ реальной старухи из племени ягов…

Итак, «Велесова книга» знакомит читателя с древнейшей историей славян, которая до сих пор не освещена отечественной наукой. Конечно, все исторические сведения, содержащиеся в книге, довольно кратки в отличие от более поздних хроник и летописей. Но в том-то и дело, что отнести «книгу дощечек» конкретно к какому-то определенному жанру очень трудно. В ней нет и не может быть стройного изложения. Возможно, что найденные дощечки с письменами состоят из нескольких совершенно независимых друг от друга частей. Скорее всего, их объединяют фрагменты из нескольких различных по своему назначению древних славянских рукописей.

Тем не менее, содержание книги многогранно, оригинально и необычно. В ней есть сведения и исторические, и религиозные, и мифологические. В одной из табличек говорится, что за 1300 лет до Германриха (вождь готов, покоривший в середине IV века н.э. огромные пространства Восточной Европы от Балтики до Черного моря, от Волги до Дуная) предки руссов еще жили в Азии, в «зеленом крае». Об этом рассказывается в самом поэтичном отрывке-в так называемой легенде о Богумире. В вольном пересказе она звучит так: у Богумира было три дочери и два сына. В степях они разводили скот, научившись этому от отцов и дедов. Были они послушны богам и разумны. Пришло время, и мать их Славуня сказала Богумиру: «Нам надо выдать замуж дочерей, чтобы увидеть внучат». Богумир поехал в поле и приехал к дубу, стоящему в поле, и здесь вечером он увидел трех мужей на конях. Подъехал» они к Богумиру, и он поведал им о своей заботе, и они сказали, что сами ищут себе жен. И вернулся Богумир в свои степи, и привел трех мужей дочерям своим. И от них пошли три славных рода- древляне, кривичи и поляне. Потому что первую дочь звали Древа, вторую — Скрева, а третью — Полева. Сыновей же Богумира звали Сева и Рус. От них исходят северяны и русы. И образовались роды те в Семиречье, в зеленом крае. И было это за тысячу триста лет до Германриха».

Получается, что Богумир жил в IX в. до н.э. Таким образом, версия о степном центрально-азиатском происхождении наших предков с каждым годом становится все убедительнее. Возможно не за тысячу триста, а за полторы тысячи (или более) лет «до Германриха» наши предки отпочковались от других индоевропейских племен и отправились во все концы света искать свое счастье. Итальянские археологи, производящие раскопки в долине Свата (Пакистан), обнаружили, например, что в конце II тысячелетия до н. э., в канун Троянской войны, происходили мощные передвижки евразийских пастухов. И в Северный Индостан, и на Дунай пришли в то время из Центральной Азии воинственные кочевники — возможно, единого происхождения. Во «Велесовой книге» подробно описывается; как часть наших предков из Семиречья шла через горы на юг (судя по всему, в Индию), а другая часть пошла на Запад, «до Карпатской горы». Если бы книга была фальсификацией, то как мог автор предугадать этот поразительный и неожиданный факт истории древних скотоводов, подтвержденный археологически лишь совсем недавно?

Сведения книги о древних странствованиях наших предков по просторам Евразии позволяют понять многие упоминания о таинственных русах в восточных и античных источниках. Если считать наших предков исконно степным народом, то надо признать многовековое участие русов во всех решающих событиях тех времен. Когда мы читаем в древних источниках о великих походах таинственных киммерийцев, а затем скифов на Ближний Восток, в Африку, в Южную и Западную Европу, то можем надеяться найти среди этих киммерийцев и скифов наших прямых предков.

Античные источники начала эры определенно свидетельствуют, что славянское племя «сербой» (сербы) пастушествовало между Азовским и Каспийским морями, а другое славянское племя — «хороуатос» (хорваты) пасло свои стада где-то неподалеку от нижнего Дона. Рядом, видимо, кочевали русы. Чедаром римские географы первых веков нашей эры знали Волгу в ее степной части как Рус, «реку русов». «Велесова книга» подробнейшим образом описывает столкновения славян с аланами (ирано-язычное население евразийских степей), готами и гуннами. В великих битвах в излучине между Волгой и Доном 1800 лет назад решались судьбы Европы. Описанные в книге победы русов над готами, аланами и гуннами объясняют, почему славянам удалось отстоять свои позиции в эпоху великого переселения народов.

Но содержание «книги дощечек» этим не исчерпывается. Она повествует также о гуманности наших предков, их высокой культуре, об обожествлении и почитании праотцев, о любви к род-ной земле. Полностью отвергается версия о человеческих жертвоприношениях — вот, к примеру, что сказано в дощечке № 4: «Боги русов не берут жертв людских и ни животными, единственно плоды, овощи, цветы, зерна, молоко, сырное питье (сыворотку), на травах настоянное, и мед, и никогда живую птицу и не рыбу, а вот варяги и аланы богам дают жертву иную — страшную, человеческую, этого мы не должны делать, ибо мы Даждьбоговы внуки и не можем идти чужими стопами…»

Оригинальна ранее неизвестная система мифологии, раскрывшаяся в этой уникальной книге. Вселенная, по мнению древних русов, разделялась на три части: Явь — это мир видимый, реальный; Навь — мир потусторонний, нереальный, посмертный; Правь — мир законов, управляющих всем в мире…

Каково же было назначение «Велесовой книги»? Это не летопись, не хроника в нашем понимании, а сборник языческих поучений и легенд, которые читались народу, очевидно, во время богослужений. Их слушали и запоминали наизусть, ибо почитание предков было частью религиозного культа. Деяния предков, то есть история, становились, таким образом, всеобщим, всенародным достоянием, традицией поколений.

В разные эпохи к старым дощечкам, видимо, прибавлялись новые, освещавшие либо старые времена, но в новом аспекте, либо говорившие о новых временах, но в сравнении со старыми. Отсюда многочисленные повторения исторического содержания, перемешанные с призывами к чести, храбрости, взывания к небу о ниспослании благ и т. д. Таким образом, религия, история и быт сливались в одно неразрывное целое.

Характер «Велесовой книги» становится понятным: это не курс истории, это сборник религиозных поучений, причем это произведение написано не одним автором, а несколькими. Но в целом «Велесова книга» дает довольно неожиданную картину русского язычества. Дальнейшее изучение материала, в ней содержащегося, даст нам более четкие представления об истории Древней Руси доолегового периода. Исторический аспект «Велесовой книги» — сложный узел. Его надо не отрицать, как стремятся некоторые круги, а распутывать.

Ведь если будет доказана подлинность дощечек — вся древнейшая история нашего народа поднимется на новый, несомненно, более высокий уровень. Борьба за научные исследования этого вопроса — это борьба за восстановление Светлых и прогрессивных страниц истории Руси далекого прошлого, борьба за самобытность и самостоятельность нашего народа.

«Велесова книга», судьбу которой мы разбираем, не содержала каких-либо сверхсенсационных сведений, но тем не менее подвергалась в свое время тотальному шельмованию. Приговор ученых, торопливо вынесенный «Велесовой книге», был суров: явная фальсификация.

Основным создателем текстов «Велесовой книги» признан эмигрант, инженер-химик, поэт и историк Ю. П. Миролюбов. Зачем ему это понадобилось делать? Советский исследователь О. В. Творогов в своей работе «Велесова книга» (1990), обобщивший предыдущие результаты исследования памятника, говорит, что весь последний период жизни бывший химик занимался научными разработками собственной теории на ниве древнейшей истории славян и русов. По его мнению, свои выводы Миролюбов строил в основном на весьма богатой личной фантазии.

«Велесова книга» имеет значительный объем и сложное содержание. Создание подобной фальсификации, тем более для дилетанта, занятие очень и очень трудоемкое. Зачем в этих условиях понадобилось изготавливать текстовку для якобы существовавших нескольких десятков дощечек, тогда как для подкрепления фантазий хватило бы и считанных штук. Все это не очень понятно. Но удивительно даже не это, а то, что исторические данные «Велесовой книги» отнюдь не < подкрепляют, а прямо противоречат построениям самого ее создателя. Весь тон исторического содержания «дощечек» противоречит миролюбовским построениям: русская кровь льется рекой, каждый успех оплачен напряжением всех сил. Поражений, скитаний, потерь значительно больше, нежели успехов. Тон дощечек так же трагичен, как и тон «Слова о полку Игореве», фактически это плач по страданиям народа, перенесшего на своем жизненном пути безмерные тяготы. Это совершенно не вяжется с нарисованным нам оптимистическим образом древнейшей истории легкомысленного претендента на авторство дощечек и его же «фантазиями».

Другой навязчивой идеей Миролюбова было его убеждение в родстве славяно-русов с ведийскими ариями. Но, судя по опубликованным переводам, и в этом случае тексты практически не дают оснований для сближения русов с древними индийцами.

Причины у Миролюбова корпеть над опровергающей его же доводы фальшивкой, как видим, не было. В чем же дело?

Редакция эмигрантского журнала «Жар-птица» (г. Сан-Франциско) в своем объявлении об уникальной находке датировала дощечки VI в.н.э. Миролюбов позднее относил их к (X в.н.э. Крайне сомнительно, чтобы хрупкие дощечки уцелели в течение многих веков: в зависимости от условий хранения их приходилось время от времени обновлять. Что же будет происходить в таком случае? Предположим, к XIII веку список IX века пришел в ветхое состояние. И вот некий хранитель семейной реликвии переносит древние тексты на новую основу. Многие архаичные слова и выражения при этом ему малопонятны. Что-то он по своему разумению переводит на язык XIII века, какую-то часть слов неосознанно копирует в более привычной для него орфографии, вносит попутно изрядное количество описок, ошибок и пропусков.

Дошедшие до нас тексты являются скорее всего копией первой половины XX века с документа, достоверная биография которого неизвестна. В них могут быть языковые наслоения самых разных эпох. Подходить к их изучению можно только с этих позиций. Филологи, исследовавшие «Влесову книгу», высказываются против ее подлинности. Однако рассмотрение их доводов показывает, что они не учитывали фактор разновременных включений, присутствующий, кстати, практически в любом древнем историческом документе. Их данные, освобожденные от предвзятого толкования, рисуют точно такую же картину, какую мы наблюдаем при изучении «Слова о полку Игореве». Тогда, если встать на позиции критиков «дощечек Изенбека», нужно и «Слово» признать стопроцентной фальшивкой. Этот непростительный для критиков-профессионалов промах практически уничтожает всю их аргументацию. Чтобы хоть как-то оправдать свою позицию обструкции по отношению к «Велесовой книге», видимо, критической школе нужно начинать исследования с самого начала.

Необходимо добавить, что в работах Миролюбова есть цитаты из «Велесовой книги», которых в опубликованных текстах дощечек не оказалось. Тексты нескольких дощечек обнаружены в архиве Миролюбова только после его смерти, то есть они были скрыты им от широкого обозрения. Возникает законный вопрос: а все ли скрытые от публикации тексты найдены? Не хранится ли часть материалов у кого-то из душеприказчиков историка в аккуратной обертке с романтической надписью: «Вскрыть через 50 лет после моей смерти». Ведь уничтожить их Миролюбов не мог. Судя по всему, это был патриот своего народа и глубоко порядочный человек. Возможно, таким образом он хотел спасти от растерзания научным миром наиболее достоверную, по его мнению, часть наследства Изенбека, Приняв решение о сокрытии, Миролюбов предпринимает героические усилия по самостоятельному вводу в научный оборот этих сведений, подкрепив их собственными изысканиями. Историками «Велесова книга» практически не изучалась. Причина этого кроется в безраздельном господстве в советской исторической науке концепции норманизма. Согласно этой теории, русы пришли к славянам якобы по их просьбе-призыву в 862 году с севера и были германцами-скандинавами. При таком подходе утверждения «Велесовой книги» о проживании русов в Северном Причерноморье за много веков до их летописного призыва, убежденность в их родстве с аланами могут вызвать у сторонников скандинавской теории лишь скептическую, ухмылку.

Однако комплекс сведений средневековых арабских авторов рисует вполне определенную картину пребывания русов на Кавказе и в Северном Причерноморье задолго до призвания Рюрика. Так, апХваризми, писавший в 30-е годы IX века, помещает область русов в районе Дарьяльского прохода и близ Керченского пролива. Другие информаторы знают раннесредневековых русов как коренных обитателей Кавказа.

«Велесова книга» охватывает события с IX века до н.э. по IX век н.э. Повествуется о древней жизни русов в районе Волги, пребывании в Передней Азии, Причерноморье и т.д.

В основе исторических сведений «Велесовой книги» лежит весьма связанная логически и хронологически непротиворечивая историческая повесть. После составления она, видимо, подверглась редактированию. Следы глубокой переработки видны, в частности, в текстах дощечек 7в, 7д. При этом часть материалов последующими редакторами не понималась или имитировалось их непонимание. Так, на дощечках 4а, 46 либо смешиваются события IV и VII веков, либо ранний рассказ о русоготских отношениях не очень умело приспосабливается к описанию более поздних событий. На некоторых дощечках рядом оказались разновременные куски (6а, 96), что можно объяснить перенесением на одну дощечку текстов из разных мест предыдущей редакции памятника. Редакторами осуществляется и посильный перевод слов с устаревшими значениями.

Если предположить подложность текстов дощечек, то и в этом случае следует признать: работа по их изготовлению выполнена исключительно талантливым автором.

Отсутствие сколько-нибудь существенных аргументов в пользу фальшивости «Велесовой книги» самым серьезным образом поднимает ранг проблемы. В случае подлинности текстов они явятся уникальным историческим источником по языческой истории славян и других народов, подвергая сомнению господствующую скандинавскую концепцию, которая сводится к беспомощному призыву: «Придите и правьте нами!..» Спрашивается, кому это нужно при наличии богатейшей древней истории отечества?

К настоящему времени поколение первых публикаторов и энтузиастов-исследователей практически вымерло. Их архивы либо находятся у наследников, либо утеряны. Сейчас к этой теме в эмигрантских кругах интерес окончательно упал, что неудивительно при столь длительном безрезультатном поиске отечественной поддержки защитников памятника.

Вместе с тем имеется подозрение в том, что в архивах публикаторов и иных местах могла сохраниться информация, не введенная в научный оборот.

Какое-то время потребуется на преодоление ведомственных и личных амбиций попавших впросак критиков «Велесовой книги», кстати; обладающих немалым административным весом. Имеется риск, что к началу непредвзятых профессиональных исследований проблем памятника нужная информация будет утеряна или умышленно спрятана. Необходимы безотлагательные меры по поиску и спасению для науки в первую очередь зарубежных материалов.

Скудные данные по проблеме «Велесовой книги», введенные в нашей стране в научные исследования, говорят скорее в пользу подлинности текстов.

No related links found

tainy.net

Быль ‘Велесовой книги’. | Мир тайного

Быль 'Велесовой книги'.

XX век оказался самым разрушительным для славянской цивилизации. В начале столетия было обретено «письмо из Китежграда», затем - загадочная «Велесова книга», найденная после Первой мировой войны и таинственно исчезнувшая в пламени Второй мировой.

Загадочные дощечки Изенбека

В декабре 1919 года полковник белой армии Федор Изенбек обнаружил в разоренном княжеском дворце Великого Бурлука (ныне Харьковская область) обилие дощечек с непонятными письменами. Офицер в молодости работал художником экспедиций Императорской академии наук и, поняв значимость старинных дощечек, забрал их с собой. Вскоре гонимый революцией 32-летний изгой оказался в Иране, но с находкой не расстался.

А в 1923 году белградская газета «Новое время» сообщила о белом офицере, предлагающем ученым дощечки со странными текстами. Но профессор университета Соловьев заявил, что это подделка. Изенбек уезжает в Париж, оттуда - в тихий Брюссель. Там он сближается с таким же эмигрантом Юрием Миролюбовым - поэтом, журналистом и химиком, полиглотом, владеющим семью языками (включая древние). Но только спустя три года Изенбек доверился Миролюбову и показал свои дощечки. Поэт ПОНЯЛ, что его приятель никогда не обработает свою находку и хранит ее только из сознания, что в ней есть тайна. И Миролюбов уговаривает хозяина разрешить под его присмотром переписать с дощечек смесь греко-готских и санскритских букв. После девяти лет изучения текстов он начал расшифровывать: «Влес книгу сию... Богу нашему, у кие бо есте прибезица... сила...» Осознав важность документа, Миролюбов предложил Изенбеку показать дощечки ученым-эмигрантам. В «Русском клубе» корифеем Средневековья слыл профессор Экк, и друзья обращаются к нему. Связка дощечек с письменами вызвала интерес также у Вергуна, Шефтеля и таинственного «ассистента» профессора Пфейфера.

13 августа 1941 года Изенбек внезапно умирает. Свое имущество он завещал Миролюбову, но среди 60 дорогих картин и других вещей не было главного - мешка с дощечками. Оказалось, что за ними уже приходил немецкий «гауляйтер»... Забегая вперед, отмечу: спустя годы при изучении трофейных материалов в одном из документов «искусствоведческой разведки» СС «Аненербе» исследователи встретят в акте секретного координационного центра в Ратиборе имя специалиста по древностям Пфейфера... После войны Миролюбов сообщает в Русский музей-архив города Сан-Франциско о пропаже. Это заинтересовало белого генерала Куренкова (известен как «этимолог и ассириолог А. Кур»), И в сентябре 1953 года в альманахе «Жар-птица» (США) появилась его первая публикация о «дощечках». Она привлекла внимание профессора Канберрского университета Парамонова. С его подачи «дощечки Изенбека» и получили название «Велесова книга».

В 1959 году Парамонов добился передачи в Советский славянский комитет фотографии с неформальной копии дощечки «Влес книгу сию...», но в своем сопроводительном тексте ошибочно указал, что это фотография с дощечки, сделанная Миролюбовым. С этого момента и развернулась дискуссия о степени подлинности утраченного протографа книги.

Видные ученые Буганов, Жуковская, Рыбаков отрицали ее существование. Арциховский, Кондратюк и другие регенерировали концепцию, что позволило Творогову в 1990 году предоставить общественности «Велесову книгу» в достаточно полном объеме... Все действовали по принципу, о котором издатель русского журнала «Факты» в Швеции Штепа сказал: «Никто и никогда в этой эре не видел подлинных рукописей Геродота, Эсхила, Софокла и т.д., однако это не мешает нам ставить их пьесы, читать историю. Пусть уж лучше тот, кто сомневается в подлинности, докажет свои подозрения, иначе, согласно древнему юридическому принципу, данный субъект (человек, роман, история, сообщение) не виноват в данных подозрениях». В самом деле, даже в дошедшем до нас виде «Велесова книга» стала одной из страниц культуры: нашла отражение в романах, кинофильмах, работах художников.

Сложный поиск

Как бы там ни было, но от «дощечек» остались три прорисовки и фотокопии с них да сомнительно «расшифрованный» текст. И исследователи призвали на помощь кодикологию - метод «археологии» книг, который строится на системном анализе свидетельств, получаемых в ходе проверки как внутренних показаний (существующие сомнения следует решать в пользу документа), так и внешних (какие другие источники, помимо анализируемого памятника, содержат свидетельства, подтверждающие его точность, достоверность и подлинность).

Одним из первых серьезных подтверждений возможности существования «дощечек» стали свидетельства арабских средневековых авторов о том, что «древние руссы» вырезали тексты на березовых дощечках. То же можно сказать и о памятниках письменности, совпадающих с алфавитом «Велесовой книги».

Сенсационной стала открытая в бассейне Дуная письменность Винчанского типа (VII-IV тыс. до н. э.), связываемая исследователями с венедами и расенами. Считая этнос - фен/венединым, некоторые ученые говорят о финикийской (венетской) письменности как прославянской. Как установлено, письменность Винчанского типа встречается и среди памятников трипольской культуры, существовавшей в междуречье Дуная и Днепра в IV- III тыс. до н. э.

Впервые на эти таинственные знаки на трипольской керамике обратили внимание Линниченко, Хвойка и Яворницкий в начале минувшего века. А на финише столетия уже многие ученые отметят подобие знакам Винчанского письма букв «Велесовой книги». Знаки ее в целом соответствуют памятникам письменности древних славян Европы. Несколько десятков источников свидетельствуют, что некоторые народы Восточной Европы до 988 года использовали также арабский, латинский, греческий, древнееврейский и другие алфавиты, зачастую смешивая их в одном тексте.

Так, в 1884 году были обнаружены остатки языческого святилища у села Буша (ныне Ямпольский район Украины). На известняковой стене выявлены имена богов Перуна и Хорса, а в подземельях комплекса - керамические чаши. Центральная часть, сохранившаяся до наших дней, - сложный символический барельеф. На нем между «мировым деревом» и рогами оленя вырезана дощечка в знаках. Переосмысление «бушского» сюжета - на миниатюре в болгарской псалтыри XIV века, где так иллюстрируется цитата из псалма: «Им же образомъ желает елень не источники водные, аще желает душа моя к тебе, Боже».

Известны и прямые иллюстрации прорисовок «Велесовой книги» и нижеследующего описания Миролюбова: «Каждый раз для строчки была проведена линия, довольно неровная. Текст был писан под этой линией». Помимо позднейших образцов такого оформления текста (например, на православных покровах XV-XVI вв., печати Киевского магистрата XVII века), можно привести опубликованную недавно древнеславянскую надпись: «Захариас» на аббасидской монете-дирхеме халифа ал-Махди 776/777 г. Автор надписи «подвесил» буквы под арабской строкой. Отдельные особенности текста книги находят аналогии и в новгородских берестяных грамотах, граффити древнерусских соборов в Киеве, Новгороде и Полоцке. Да и говорить о «несуразностях» языка «Велесовой книги» тоже следует с осторожностью. Например, весьма спорно убеждение некоторых ученых о восточнославянском полногласии как исконном и единственно возможном. Варианты ВЕЛЕС-ВОЛОС-ВЛАС-ВЛАСИЙ могли сосуществовать в разных диалектах на одной территории, как ныне сосуществуют варианты Волосины, Волосожары, Власци, Власожалица и т.п. в качестве названий важнейшего для славян созвездия Быка-Тельца (непосредственно связанного с культом Власа-Велеса).

Возможно, еще до X века на Руси велось летописание. До нас дошли сведения про общий источник «Повести временных лет», «Начального свода» - «Летописец великий русский» и др. К XII веку на Руси могло быть не менее 100 тысяч книг. Уже с XII века ходили списки запрещенных произведений типа «Аристотелевы врата», «Коледник», «Волховник», «Зелейник». Вне сомнения, какие-то «языческие» дощечки с письменами сохранялись у коллекционеров XIX века. Эти факты также подтверждают версию о том, что памятник, подобный «дощечкам Изенбека», мог существовать.

Тем временем сам массив книги ученые условно разделили на три части - подобие летописи, сборник богослужебных сакральных текстов и поучительные повествования.

«Велесова» летопись

Она сообщает о том, как еще за 1300 лет до Германариха, правителя Готской державы (умер в 375 г.), существовавшей в междуречье Днепра и Волги с ярко выраженной германской доминантой, древнеславянские племена из рода Богумира и его жены Славуны вышли из «Семиречья», добрались «до Карпатской горы» и «моря Готского». Вел племена праотец Орь, сыновьями его были Кий, Пащек (Щек) и Торовато (Хорив?). В схватках с готами, гуннами и другими этносами они отвоевали территорию «Великоградье» от Голуни (Голыни) до Воронженца. Позднее, оттесненные к городу Кия, славяне объединились вокруг князя Лебедяна. Затем правили Верен, Сережень, Всеслав, Дир и Аскольд. После Дира и Аскольда Бог «отвратил свой лик» от славян, поскольку «эти князья были греками окрещены». Упоминается приход Ерека (Рюрика?) и подвиги князя Бравлина, взявшего Сурож (крымский Судак?).

Эти сведения пересекаются с древнерусскими летописями – Иоакимовской, Ипатьевской, Мазуринской с арабским сочинением «Маджал-ат-Таварих» (XVII в.) фольклором разных народов, например, древнеармянской легендой об основании в стране Палуни города Куары. Обращает на себя внимание свидетельстве о «Ра-реке» (древнее название Волги-Ра), впадающей в «море Фасиское». Река Фасис, ныне Риони, впадает в Черное море, а старое название Каспия, как известно, - «Хвалисское» или «Дербеньское» море. Недавно установлено, что во II-I тыс. до н. э. Волга могла впадать в Черное море, а за тем, в силу геотектонических процессов, изменила русло.

Вот так практически все этнонимы и имена находят аналогии в известных документах древности. В качестве примера можно при вести названия городов - Голунь и Воронженц. Из текстов античных авторов (на пример, Геродота) известен горой Гелон, убедительно отождествляемый учеными с Вельским городищем на реке Ворскле (ныне Котелевский район Полтавской области). И Голунь «Велесовой книги», и Гелон представляют собой три укрепления, обнесенные общим валом. В «дощечках Изенбека» Голунь упоминается в связи с культом птицы Сва (Све) - защитника и небесного покровителя, а птицеподобные культовые статуэтки - типичная находка для Вельского городища. Воронженц «дощечек Изенбека» не без основания отождествляется с современным Воронежем. А на его территории есть древнеславянские памятники, включая городище и могильники, а также надписи руноподобными знаками с начала нашей эры.

Её сакральные тексты…

Они упоминают до сорока имен богов, организованных по принципу соборной общины. Среди них выделяется Триглав. Причем в тексте говорится о множественности Триглавов, подчиненных «первому Триглаву». Исследования мифологии подтверждают этот факт. МироусТРОение «Велесовой книги» троично во всем: «Ибо тайна та велика есть: как Сварог и Перун - есть в то же время и Святовит». Одновременно подчеркивается, что «есть... заблуждающиеся, которые пересчитывают богов, тем разделяя Сваргу. Они будут отвергнуты Родом, так как не вняли богам.

Разве Вышень, Сварог и иные - суть множество? Ведь Бог - и един, и множественен. И пусть никто не разделяет того множества и не говорит, что мы имеем многих богов». Такое толкование язычества объясняет, почему проповеди св. Андрея были восприняты славянами, тем самым получившими импульс к развитию грамотности, поскольку христианство предполагает чтение священных текстов. Попытки же использовать христианство в узкоэтничных или узкогосударственных целях противоречат мироусТРОению. «Велесова книга» негативно оценивает миссионерскую деятельность византийцев, а в славянском фольклоре «хитрые греки» - посланцы византийских патрикиев - трансформировались в образ «Лисы Патрикеевны».

Исследователями замечено, что ни одна из реконструкций славянского язычества, выполненная на научно-документальной основе, не противоречит текстам книги, свидетельствующей о высочайшем духовном потенциале древних. Их верования в таком контексте становились частью Отечества, слитого воедино с культурой предков, также «имевших язык для обращения к Богу».

Не случайно, видимо, к XI веку, по подсчетам современников, в Киеве было около 400 церквей, созывавших на службу верующих звоном.

Людей, понимавших глубину христианского учения, на Руси именовали мудрыми. Уравновешенную политику христианизации проводил князь Киевской Руси Ярослав, получивший прозвище Мудрый. В самом начале XI века, например, проводя крещения жителей поселения Медвежий Угол, он не разрушает капища Белеса. В его новом городе -Ярославле - христианская и языческая общины живут вместе, взаимно приумножая культуру Руси. Медведя, одного из символов Велеса, можно увидеть и ныне в гербе этого приволжского города. «Остаток» апостольского наследия хранили в своих душах и католики, и протестанты, и православные. При этом «люди остатка» с уважением относились к культуре иных народов.

...и поучительные повествования

Они актуальны и сейчас: «Напрасно забываем мы доблесть прошедших веков и идем неведомо куда. И так мы смотрим назад и говорим, будто бы мы стыдимся познавать обе стороны Прави и Нави, и свой путь ведать и понимать».

IX век (им заканчиваются «дощечки Изенбека») был переломным в истории славянской цивилизации. Распространяясь в пространстве и времени, народы начали терять связь между собой, в том числе и духовную. В это время появились св. Кирилл (Константин) и св. Мефодий, усТРОИвшие графику в соответствии с принятыми в христианстве принципами, чем определили развитие старославянского языка и высокого стиля. Книга сообщает о некоем Кирилле: «(Греки) говорили, что установили у нас письменность, чтобы мы приняли ее и утратили свою. Но вспомните о том Кирилле, который хотел учить детей наших и должен был прятаться в домах наших, чтобы мы не знали, что он учит наши письмена и то, как приносить жертвы богам нашим». К сожалению, «дощечки» не сообщают, о каком Кирилле идет речь: о бывшем в христианской миссии в Киеве во времена Аскольда и, возможно, создавшем для русичей синтетическую кириллицу, или о Кирилле (фактически до своей смерти в 869 г. носившем имя Константин), упорядочившем глаголицу. Ведь в одном из посланий папы Иоанна VIII (XI в.) говорится, что Кирилл только нашел, воссоздал и упорядочил древнеславянский алфавит.

Это свидетельство особенно ценно, поскольку Иоанн VIII был знаком с Мефодием. Последователь Кирилла и Мефодия черноризец Храбр (X в.) признавал, что до принятия христианства славяне «чертами и резами чтеху и гатааху». Роль Солунских братьев, после упорядочения в соответствии с устоявшимися христианскими правилами богослужебных славянских текстов, заключалась в разрушении «трехъязычной ереси» (ее последователи признавали каноничными лишь иврит, греческий и латинский). Кирилл заявлял этим еретикам, доминировавшим в Риме: «Не идет ли дождь от Бога равно на всех, не сияет ли для всех солнце, не равно и все мы вдыхаем воздух? Как же вы не стыдитесь лишь три языка признавать, а прочим народам и племенам велите быть слепыми и глухими?»

Крестовые походы против книг славян

Видимо, уже тогда Рим вынашивал планы Крестовых походов против славян.

К XII веку было покончено с венетской цивилизацией: места древних святилищ задавили замки, костелы и монастыри. Центр цивилизации вместе с беженцами переместился в Киевскую Русь, но и здесь псевдохристианская литература создавала образ варварства языческих славян.

Сокрушая дохристианские памятники, церковники разных конфессий занимались взаимным истреблением этих древних библиотек. С начала XIII века в Руси сложилась цензура, устраивавшая суды над «глубинными» книгами, подозрительными по содержанию. И уже к XVII веку библиотеки монастырей и церквей в основном утратили древнерусский фонд. Но «отреченные» книги продолжали существовать. И в 1677 году патриарх Иоаким приказал убрать из богослужебных и иных книг страницы, отличающиеся от «книг московских», и выслать все книги в Москву для цензуры. В итоге погибли десятки тысяч древних книг.

Политику Петра I по «очищению истории от лишнего» вели приглашенные западные ученые, создавшие школу «германофилов» и «скандинавоманов». Добиваясь быстрейшей «евроинтеграции» новой империи, они распространяют легенду о «диковатых славянах», якобы призвавших германцев-варягов. Утверждению этой легенды мешали сохранившиеся документальные источники. И не потому ли в ночь с 21 на 22 апреля 1718 года сгорели библиотека и архив Киево-Печерской лавры, а в 1780 году в пожарище погибло книжное собрание Киево-Могилянской академии?

Остатки духовного наследия Киевской Руси пыталась спасать наследница древнего славяно-сорбского рода из г. Сербска (Цербста) Екатерина II. Императрица избавила от гонений «за веру» старообрядцев и собрала личную библиотеку древних рукописей. В «Записках касательно русской истории» она отмечала: «Славяне на востоке, западе и севере обладали толикими областями, что в Европе едва ли осталась землица, до которой они не касались... Славяне задолго до Рождества Христова письмо имели». После смерти царицы часть ее книжного собрания также была утрачена...

Вообще, древнеславянские книги разворовывались и продавались за границу,

их не разрешали ни читать, ни держать в домах: дохристианские летописи надлежало сжигать, «хотя бы оные одной истории касались». Такая же судьба ожидала их и за рубежом.

Инквизитор славянской цивилизации

Уничтожение наших древностей на промышленную основу поставила фашистская Германия, ненавидевшая славянскую цивилизацию. 

В середине XIX века одним из центров возрождения «немецкого духа» стала Австрия, некогда завоеванная германцами у славян. Там, в городке Ламбах, настоятель монастыря Хаген украсил стены христианской обители свастиками и приобщал к «германской религии» прихожан. Примерно в то же время в церковном хоре монастыря пел мальчик, мечтавший стать католическим священником, - будущий Гитлер. Однако увлечение Гитлера религией в интерпретации Хагена привело в итоге к созданию Третьего рейха. Раннехристианский «посоленный» (т.е. «идущий по солнцу») знак из двух перекрещенных латинских S (Sacro-Sanctum) - символ неприкосновенной святости – был переосмыслен фашистскими теоретиками как «протисолонная» свастика и Schutzstaffel - «отряд охраны». Члены этого «отряда» носили форму с символом первородного греха - «Адамовой головой» - и получили от фюрера право совершать любые преступления во имя служения «германской чести». Идеологическим «ядром» СС в 1933 году стала организация «Аненербе» («Наследие предков»). 

Нюрнбергский процесс над нацистами показал: значительная часть «старой гвардии» СС имела блестящее образование. Каждый четвертый обладал докторской степенью, большинство этих «интеллектуалов» состояло на службе именно в «Аненербе», и это они организовывали на оккупированных территориях уничтожение славянских древностей и истребление библиотек этих народов по заранее подготовленному плану, а также из личного интереса к книгам и рукописям. При этом тщательно скрывалась деятельность СС «Аненербе», направленная на лишение покоренных народов их исторической памяти. 

Имей «Аненербе» сведения о «Велесовой книге», -не упустила бы ее, противоречащую официальному выводу рейха: европейская цивилизация-де есть продукт расово чистых германцев. Но пройдет немного времени, и в «вальпургиеву ночь» фашизма - 30 апреля 1945 года, уходя в бесславие и тлен, Гитлер осознает и запишет: «Будущее принадлежит полностью сильнейшей восточной нации, России».

Да, мировая война закончилась выходом славян на рубеж Эльбы - своей древней Лабы, утраченной ими в IX веке. В Щецине, на стене парадного зала немецкой ратуши, ставшей музеем, вскоре был выложен культурный слой этого города и показано, кто был первым на Одре (Одере). В витрине было выставлено изваяние Триглава, обнаруженное польскими археологами под фундаментами домов германской Померании... 

Архив СС «Аненербе» достался Красной Армии, и его вывезли в СССР как трофей. Круг истории замкнулся. Но книга древней мудрости все же не была найдена. Поиск ее продолжается. К этому зовет архив Юрия Миролюбова, завешанный им Москве 6 октября 1970 года посреди Атлантического океана в последние минуты жизни на борту парохода «Виза», державшего курс на Европу... 

say746.ru

История Русичей по Велесовой книге. I. О Велесовой книге (Юрий Максименко)

I. О Велесовой книге

История обретения «Велесовой книги» началась в 1919 году, когда при отступлении Белой армии во время гражданской войны в России полковником Марковского артдивизиона Фёдором Артуровичем Изенбеком в разгромленном имении Великий Бурлук (под Харьковом) были найдены старые дощечки с вырезанными на них неизвестными письменами. Имение принадлежало князьям Донец-Захаржевским, происходившим из старинного рода казацких полковников. Одни из дощечек были изъедены червями, сколоты, стерты, другие были в хорошем состоянии, но все они выглядели весьма старыми. А. Изенбек понял, что он нашел что-то ценное и приказал сопровождавшему его солдату сложить дощечки в мешок, и взять с собой.

После долгих мытарств, связанных с бегством белогвардейцев из России, в 1922 году А. Изенбек вместе со своим бесценным грузом оказался в Брюсселе, где стал зарабатывать себе на жизнь тем, что рисовал эскизы для ковровой фабрики. А. Изенбек не проявил к дощечкам никакого интереса, он был не в силах в них разобраться. Он интересовался только работой и живописью, но все время хранил у себя, найденные когда-то дощечки.

Дощечки были приблизительно одного размера. В длину 33 см, в ширину – 22, в толщину – 6—10 мм. Дощечки были сильно исцарапаны и испорчены. Лак или масло, покрывающие их поверхность, отстали. На каждой дощечке было просверлено по две дыры для их скрепления с помощью шнура, причем часть дощечек была скреплена как книга, а другая – как календарь. На дощечках были нарисованы прямые параллельные линии, строго под которыми были размещены буквы, как в санскрите или хинди. Письмена вдавлены в древесину острым стило и во вдавленные места втерта краска, и затем все было покрыто чем-то вроде лака. Буквы были плотно прижаты друг к другу без интервала. Часто буква, которой кончалось слово, совпадала с буквой, которой начиналось следующее, т. е. как в летописях, никакого обозначения начала или конца слов или фраз на дощечках не было. Такая манера письма называется «сплошняком» и вполне свойственна кириллическому письму Руси конца IX – XVII вв.

Около 1925 г. с А. Изенбеком познакомился Ю. Миролюбов, которого во время случайного разговора А. Изенбек поставил в известность о существовании дощечек. Ю. Миролюбов заинтересовался ими. А. Изенбек был довольно ревнив к дощечкам и не позволял их выносить из своего помещения. Он видел в них какой-то курьез и не придавал им особого значения. О существовании дощечек знали весьма немногие. В их числе был профессор Брюссельского университета Экк и его ассистент. Их предложение, взяться за изучение дощечек, было А. Изенбеком отклонено.

Ю. Миролюбов хорошо известен всем исследователям дохристианской языческой Руси. Историк-любитель, писатель и журналист, автор исторических исследований, книг по русскому фольклору, поэтических и прозаических произведений. Он также оказался в эмиграции и проживал в то время в Брюсселе. Ю. Миролюбов занялся, изучением дощечек А. Изенбека и, в первую очередь, перепиской текста, надеясь найти материал для задуманной им литературной работы о Древней Руси. Он скоро стал понимать неизвестный алфавит и начал транслитерирование текста дощечек на наш алфавит. Большинство дощечек было переписано, но некоторые по неизвестным причинам переписаны не были. Ю. Миролюбов пытался сам разобрать смысл написанного на дощечках, но особенного успеха в этом не имел.

С 1925 и до 1939 года в течение 14 лет Ю. Миролюбов занимался переписыванием текста с дощечек либо в присутствии хозяина, либо оставаясь в его мастерской запертым на ключ. Чтение текстов оказалось весьма затруднительным делом. Буквы и слова сливались в один сплошной трудночитаемый ряд. Нередко фраза обрывалась на середине и далее нигде не продолжалась, и поэтому Ю. Миролюбов был вынужден переписывать букву за буквой, слово за словом, часто не понимая смысла. Это приводило к ошибкам при переписке и реконструкции поврежденного текста, которые впоследствии смущали ученых и переводчиков.

В августе 1941 г. А. Изенбек во время оккупации Брюсселя немцами умер. Когда Ю. Миролюбов получил наследство, которое ему завещал А. Изенбек, дощечек уже не было и в помине. Некоторые предполагают, что они были похищены спецслужбами Вермахта, например, институтом Аненэрбе, куда входили идеологизированные культурологи, и уничтожены как возможные следы древней славянской культуры. Таким образом, «дощечки Изенбека» были утеряны. Скорее всего, навсегда. Все, что от них осталось, – это записи Ю. Миролюбова и одна фотография. Копиям Ю. Миролюбова суждено было остаться единственными свидетелями некогда существовавших подлинников – «дощечек Изенбека».

В 1953 г. слухи о существовании дощечек дошли до А. Кура (генерал А. Куренкова), и он опубликовал в журнале «Жар-Птица» (публиковался в Сан-Франциско в США) письмо-обращение к читателям, не знает ли кто-нибудь что-то достоверное о дощечках. Ю. Миролюбов ответил, сообщив необходимые сведения, и охотно стал пересылать А. Куру тексты для обработки. А. Кур начал изучать их и печатать о них с января 1954 г. отдельные статьи в журнале «Жар-Птица». К сожалению, научного значения эти публикации не имели: журнал издавался на ротаторе, а потому все статьи могли считаться «на правах рукописи». Кроме того, тексты дощечек пестрели опечатками, не передавали оригинальных начертаний и т. д. и не удовлетворяли элементарным научным требованиям. Наконец, А. Кур публиковал лишь отрывки, у которых не было ни начала, ни конца.

С марта 1957 г., однако, в том же журнале, но уже печатавшемся в типографии, началось систематическое опубликование текстов дощечек, продолжавшееся до мая 1959 г. включительно. В конце 1959 г. журнал прекратил свое существование, и с тех пор, сколько известно, ни А. Кур, ни Ю. Миролюбов дальнейших текстов не опубликовали. «Велесова книга» стала изучаться, в сущности, с 1957 г., когда стали публиковаться оригинальные тексты дощечек с примечаниями А. Кура и Ю. Миролюбова, а также главы, посвященные им в книге Сергея Лесного – «История „руссов“ в неизвращенном виде». Весьма далекие от совершенства, эти статьи все же дают основу для серьезного отношения к «дощечкам Изенбека». Кроме работ этих авторов, публикаций исследовательского характера, были еще отдельные газетные и журнальные статьи, носившие, однако, только осведомительный характер.

Ю. Миролюбов, которому мы, в конце концов, обязаны всем, что имеем, не был наделен возможностью распоряжаться чужим имуществом. В условиях жизни эмигранта, в обстановке войны 1939—1945 гг., затем эмиграции в США ему было не до дощечек. Ставши в США редактором журнала «Жар-Птица», он сделал все, что мог, для публикации дощечек. В несколько ином положении находился А. Кур: получив еще в 1954 г. тексты Ю. Миролюбова, он не сделал того, что следовало сделать, именно – сфотографировать весь текст и разослать на хранение в главнейшие библиотеки.

Живший в Австралии ученый энтомолог С. Парамонов (псевдоним С. Лесной) в середине 1950-х годов вступил в переписку с Ю. Миролюбовым и, получив от него копии дощечек, частично издал и исследовал памятник в своих книгах, изданных под псевдонимом «С. Лесной» в Париже, Мюнхене и Виннипеге. С. Лесной в 1957 году дал «дощькам» условное название «Влесова книга», так как одна из дощечек была посвящена языческому богу Велесу. И он предполагал, что вся языческая летопись была написана жрецами Велеса. Алфавит же книги тот же С. Лесной предложил назвать «влесовицей». Орфография, графика и сам язык текстов «Велесовой книги» уникален и не принадлежит какому-то одному народу. Он имеет сходство не только с древнеславянским, но и польским, русским, украинским и даже чешским языками. Свой доклад «О Влесовой Книге» С. Лесной посылал Международному конгрессу славистов. Позже летопись стали называть «Велесова книга».

С. Лесной глубоко проанализировал содержание дощечек, в том числе обе части истории русов: и легендарную от Адама до праотца Ория, и историческую от Ория до Аскольда. Исследователь предполагал, что авторов «Велесовой книги» было три; они рисуют древних русов как скотоводов, живших от Карпат до Волги, рассказывают о союзниках Руси «ильмерцах», о борьбе с готами, римлянами и гуннами вплоть до основания Киева легендарным Кием и княжении там его рода до 880-х годов, когда князь Олег Вещий стал киевским князем. Однако главное богатство «Велесовой книги» не легендарная история, а легендарная мифология, которая не идет вразрез с нашими представлениями о язычестве древних славян. Несчастная судьба дощечек, однако, нисколько не умаляет их научной ценности.

На текущий момент есть три основных источника, содержащих тексты дощечек:

• машинопись Ю. Миролюбова

• публикация в «Жар-птице»

• публикация в книге С. Лесного «Влесова книга»

В СССР первая публикация о «Велесовой книге» относится уже к 1960 году, однако полностью её текст был напечатан в России лишь в 1990 году О. Твороговым и следует машинописи Ю. Миролюбова. Были многочисленные издания 1990-х годов, во многих из которых текст памятника произвольно искажён сравнительно с публикациями в «Жар-птице» и С. Лесного.

Большинство академических исследователей – как историки, так и лингвисты – полагают, что это фальсификация, написанная в XIX или (более вероятно) XX веках и примитивно имитирующая древний славянский язык. Наиболее вероятным фальсификатором текста считается сам Ю. Миролюбов. Большую роль в судьбе этого текста сыграл С. Лесной. Он получил от Ю. Миролюбова тексты некоторых дощечек, не имеющиеся в «Жар-птице», и опубликовал их. Ему же принадлежит первый перевод некоторых дощечек и обширный пересказ её содержания.

Мы не будем пересказывать весь ход споров, ведущихся и по сей день, о подлинности исторического памятника «Велесова книга». Любой образованный человек, который прочтет данную летопись, будет убежден и уверен, что это подлинный представляющий большой интерес исторический материал, который необходимо изучать и исследовать по разным аспектам. Мы же остановимся далее на простых аргументах в пользу подлинности летописи, которые выдвинул С. Лесной еще в далеких 60-х годах прошлого века. Прошло около 50 лет, а официальная академическая наука замалчивает факт наличия «Велесовой книги», науке этот источник не интересен, и она даже не пытается осознать историческую ценность летописи. Вот так решает наша историческая наука вопросы познания истории страны и создания реальной истории нашего Отечества. Напомним, что такая же ситуация складывалась и вокруг вопроса признания подлинности произведения «Слово о полку Игореве».

Итак, по С. Лесному, всякая подделка может иметь следующие побуждения. Цель подделки либо деньги, либо слава, либо, наконец, просто шутка, чтобы над кем-то посмеяться. Допустимо также, что все это – результат помрачения ума, но вероятность последнего столь мала, а логичность «подделки» столь велика, что это предположение должно просто отпасть.

Из того, что мы знаем, видно, что А. Изенбек не пытался никому продавать дощечек. Значит, соображения материального порядка несостоятельны – «дощечки Изенбека» не имеют к деньгам никакого отношения. Не искал А. Изенбек со своими дощечками и славы. Наоборот, мы лишь можем упрекнуть его, что он держал их почти в тайне и так мало способствовал тому, чтобы ученые заинтересовались ими. Кроме того, ни археологом, ни собирателем древностей он не был. Вообще о дощечках узнали только через 13 лет после его смерти: отпадает и второе предположение. Наконец, дощечки не могли быть и предметом шутки, ибо на их изготовление нужно было очень много времени упорного труда (годы!), что совершенно не оправдывает шутку. Можно прибавить к этому, что А. Изенбек не знал хорошо славянских языков и вообще славянской древности, что дощечки от старости были частично испорчены. Наконец, А. Изенбек ни над кем не старался шутить, – становится понятным, что о подделке дощечек А. Изенбеком не может быть и речи.

Но, может быть, они попали в библиотеку последних хозяев, уже будучи подделкой? Такая огромная по величине труда подделка могла попасть в библиотеку лишь путем покупки. Значит, кто-то из владельцев был заинтересован подобными вещами и купил подделку. А если это так, то не мог он не показать дощечек другим, и до 1919 г. не могли они укрыться от всеобщего сведения. Остается одно, наиболее правдоподобное объяснение: дощечки сохранялись в родовом архиве от поколения к поколению, но никто не понимал их истинного значения и фактически никто о них ничего не знал. Лишь разгром библиотеки в барском доме выявил их наличие, и они были обнаружены А. Изенбеком.

Самыми основательными доводами в пользу подлинности дощечек, по мнению С. Лесного, являются они сами и их письмена. Как известно, всякая подделка имеет своей основной чертой стремление «подделаться» подо что-то уже известное, уподобиться ему. Подделыватель употребляет все свои силы и знания при этом, чтобы его произведение было похожим на что-то уже известное. В «дощечках Изенбека» ничего этого нет: все в них оригинально и не похоже на уже известное. С. Лесной приводит в этой связи свои аргументы.

1. «Хотя мы и знаем, что в древности иногда писали на дощечках, – это, прежде всего дощечки, которые стали известными из истории всех стран вообще. Значит, надо было изобрести технику письма на дереве, которая фактически никому не известна в подробностях. Каждый фальсификатор, идя по этому пути, понимал, что он может попасться моментально, ибо не было уверенности, что его способ писания на дереве настоящий и что эксперты не обнаружат его подделки немедленно».

2. «Алфавит, употребленный автором „Велесовой книги“, совершенно своеобразный, хотя в основном и очень близкий к нашей кириллице. Ни один известный исторический документ не написан этим алфавитом – опять-таки факт, чрезвычайно опасный для подделывателя: подозрение вызывалось немедленно, а коль скоро оно появилось, могли найти легко и другие его промахи. При подделке можно было, скорее всего, ожидать изобретения особого алфавита, а между тем это – примитивная, несовершенная кириллица, с разнобоем в ней, но без грецизмов, достаточно хорошо выявленных в настоящей кириллице».

3. «Язык книги совершенно своеобразный, неповторимый, объединяющий в себе наряду с архаизмами, по-видимому, и новые языковые формы. Значит, и здесь подделывателю грозила опасность попасться немедленно. Казалось, уж чего проще: пиши по-церковнославянски, так нет – „фальсификатор“ изобрел особый язык».

4. «Количество „поддельного“ материала огромно – тратить такую уйму труда подделывателю не имело никакого смысла. Было бы достаточно и десятой его доли, а между тем мы знаем, наверное, что не все А. Изенбеку удалось подобрать, и не все было переписано».

5. «Некоторые детали текста указывают на то, что автор „Велесовой книги“ дает версию, отличную от общепризнанной, вразрез с существующей традицией. Стало быть, автор не следует линии „подделывания“, он оригинален».

6. «Имеются подробности, которые могут быть подтверждены лишь малоизвестными или почти забытыми древними источниками. Следовательно, фальсификатор должен был иметь глубокие знание древней истории. При таких знаниях проще было быть известным исследователем, чем зачем-то неизвестным фальсификатором».

Итак, чтобы подделать «Велесову книгу», фальсификатор должен был сделать следующее.

1. Отработать технику писания на деревянных досках, причем так, чтобы буквы сохранялись сотни лет, ибо шашель (жучок) заводится далеко не сразу.

2. Создать алфавит, который, несмотря на близость к кириллице, отличается от нее как отсутствием нескольких букв, так и формой, наличием их вариантов.

3. Изобрести особый славянский язык с особенной лексикой, грамматикой и фонетикой, обладая несомненно отличным знанием древних форм славянской речи.

4. Написать целую историю народа в его отношениях с добрым десятком иных народов – греками, римлянами, готами, гуннами, аланами, костобоками, берендеями, ягами, хазарами, варягами, дасунами и т. д. Описать также взаимоотношения между рядом славянских племен – русами, хорватами, борусами, киянами, ильмерами, русколанами и т. д. Составить особую хронологию и воссоздать множество событий, о которых мы ничего не знаем или слышали о них краем уха.

5. Изложить мифологию древних русов, показать их миропонимание и религиозную обрядность, включая даже рецепт изготовления сурьего напитка.

Кому могло прийти в голову даже косвенно заняться апологетикой язычества и нападками на христианство? Это могло лишь оттолкнуть покупателя дощечек от сделки, ибо пахло чернокнижием. Совершенно очевидно, что подобная колоссальная работа была не под силу одному человеку. А главное – не имела ни смысла, ни цели. Неужели фальсификатор был до того тонок, что сделал фальсификацию по крайней мере двумя почерками?

Нельзя также не обратить внимание на то, что все в летописи сосредоточено на юге Руси, а о средней и северной нет в сущности ни слова. Почему? Ведь вполне естественно, что читателя будут особенно интересовать именно эти страницы. Исключая среднюю и северную Русь, «фальсификатор» не только уменьшал интерес к «подделке», но и сделал ее гораздо менее интересной политически. Почему? А просто потому, что летопись касалась исключительно южной Руси, а о других ее частях не было и речи. К тому же не Киевская Русь была в центре внимания, не Днепр, а главным образом степи от Карпат до Дона, включая Крым.

Если автор был какой-то маньяк, решивший написать величественную историю доолеговой Руси, то почему о славных деяниях он говорит так мало? Наоборот, вся «Велесова книга» переполнена жалобами на раздоры и неурядицы между русскими племенами, а множество страниц прямо отягощены непомерно призывами к единству Руси. Это не панегирик, которого можно было ожидать, а скорее увещевание и даже упрек. Никто не выдвинут на первый план. Все время идет лишь изложение событий: бесконечная борьба Руси с врагами. В одних случаях Русь побеждала, в других терпела жестокие поражения. И все это изложено в такой безличной, скучной форме, что о какой-то тенденциозности не может быть и речи. Вся книга посвящена памяти предков и судьбам своего народа. Нет ни малейшего намека на связь прошлого с известной нам историей.

Итак, если мы представим, что «Велесова книга» фальсифация, то не можем найти ни малейшего объяснения для создания ее в наши дни, в наши времена, будь это время рассматриваемо широко, хотя бы в пределах двух столетий. Очевидно, «Велесова книга» была просто реликвией, значение которой было утеряно. Она передавалась из рода в род, постепенно теряя все реальное, что было с нею связано, превращаясь из книги в какие-то старинные деревянные дощечки. Возможно, кое-кто из владельцев и знал до известной степени, что она собой представляет, но не решался пробить толстую броню духовной лени, боясь стать посмешищем. Вот уже много лет, как открытие дощечек оглашено. Многие ли знают об этом, многие заинтересовались ими? А ведь дощечки должны были произвести сенсацию во всем культурном мире вроде атомной бомбы: не шутка – найти историю неизвестной эпохи в 2000 лет! Кстати, почему же это не произошло!?

Но могут, допустим, сказать, что «Велесова книга» подлинна, почему же о событиях, изложенных в ней, нет ничего в летописи Нестора? Почему до нас не дошли некоторые предания о праотцах (Богумире, Орие и т.д.)? Объясняется все очень просто. Во-первых, Нестор писал не столько историю Руси или южной Руси, сколько династии Рюрика. Как показывает сравнение с Иоакимовской и 3-й Новгородской летописями, Нестор совершенно намеренно сузил свою историю. Историю северной, т. е. Новгородской Руси он почти обошел молчанием. Он был летописцем рюриковской династии, и в его задачи вовсе не входило описание других династий, поэтому он опустил историю южной Руси, никакого отношения к рюриковской династии не имеющей. Во-вторых, и это самое главное, сведения о доолеговой Руси были сохранены языческими жрецами или лицами, явно враждебно настроенными против христианства. Пользоваться такими книгами было «грехом», чернокнижием, еретичеством и для богобоязненного монаха было совершенно предосудительным. Именно монахи, подобные Нестору, уничтожали малейшие следы, напоминающие о «язычестве». Не следует забывать, что «Велесова книга» писалась где-то около 880 г. (ее последние дощечки), а Повесть временных лет – около 1113-го, т.е. почти на 250 лет позже. А за такой срок многое было утрачено и в писаной форме, и в народной памяти.

До сих пор мы приводили лишь логические доказательства в пользу подлинности «Велесовой книги». Было найдено одно и фактическое. Дело в том, что все источники утверждают, будто в Древней Руси существовали человеческие жертвоприношения, и что Русь поклонялась кумирам. «Велесова книга» категорически отрицает существование человеческих жертвоприношений, называя это ложью и наговорами греков. О кумирах она не говорит ни слова. Изучение русских летописей и уточнение сведений в них о кумирах и жертвоприношениях выявило, что «Влесова книга» права: в летописи ясно сказано, что кумиры и человеческие жертвоприношения были новинкой, завезенной Владимиром Великим вместе с варягами в 980 г. И кумиры, и жертвоприношения людьми просуществовали на Руси не более 10 лет. Во времена же писания «Велесовой книги» их не было. Они существовали у варягов, о чем «Велесова книга» говорит совершенно определенно.

Таким образом, «Велесова книга» доказывает свою правоту и вместе с тем свою подлинность. Надо полагать, что по мере изучения книги найдутся и другие фактические доказательства, ибо истину не упрячешь. Очевиден вывод: «Велесова книга», безусловно, документ подлинный. И это было понятно уже в 60-тые годы прошлого столетия!

Нельзя при всем этом не отметить значительную роль двух лиц, именно Юрия Миролюбова и Сергея Лесного в предании факта наличия «Велесовой книги» гласности. Только, благодаря им, мир узнал о сохранившемся бесценном источнике по древнейшей истории Руси. Причем необходимо сказать, что это был не единственный шаг с их стороны в деле познания истины и изучения истории родного Отечества. Хоть они и были эмигрантами и жили вдали от Родины, но именно это, как представляется, и подтолкнуло их на путь познания истории страны, где они родились и состоялись. Достаточно обратиться к писательскому творчеству Ю. Миролюбова и С. Лесного, чтобы понять, как они радели ради выяснения истины и создания подлинной истории родного им государства (для них это была Российская империя). Укажем лишь два произведения – «Преистория славяно-русов» Ю. Миролюбова и «Откуда ты, Русь?» С. Лесного. Авторов этих книг уж никак нельзя подозревать в какой-либо фальсификации фактов по истории древней Руси. Прочтите – сами в этом убедитесь.

В дополнение к вышесказанному отметим, что 2015 году группа исследователей под руководством генетика А. Клесова провела разностороннее исследование «Велесовой книги» и выпустила по результатам своей работы трехтомник под названием «Экспертиза Велесовой книги». Данное исследование однозначно показало подлинность летописи, ее большое значение, как великого памятника древнерусской истории и литературы. Любой может познакомиться с данным изданием.

Мы привели аргументы о подлинности «Велесовой книги», чтобы показать, что эта летопись является ценнейшим историческим источником, необходимым нам, всем россиянам, материалом, на основании которого и нужно строить реальную подлинную концепцию истории России. В летописи содержится почти 2000-летний период неизвестной академической науке праистории нашей страны. Задача только разобраться в представленных в летописи исторических сведениях, чем мы и займемся в данной работе.

Добавим к этому, что помимо данного источника есть и много других фактов и материалов о нашей древнейшей истории, о которых было подробно сказано нами в исследовании «О древнейшей истории России». Там мы лишь кратко обозначили некоторые исторические сведения, содержащиеся в «Велесовой книге» и имеющие отношение к нашей истории. В текущем исследовании мы детально изучим данный источник, наполненность летописи историческими фактами и выделим основные моменты и периоды жизни русского народа между XII веком до н.э. и IX веком н.э. и тем самым подтвердим дополнительно подлинность летописи на основании оценки ее аутентичности – совпадении сведений летописи с уже известными академической науке историческими фактами.

kartaslov.ru


Смотрите также